<<
>>

Когда решается судьба человека

Представьте себе, что вас вызывают в суд. Нет, не в качестве подсудимого. Упаси Боже. И даже не свидетелем. Приглашение вы получили как народный или присяжный заседатель. Чуть позднее мы с вами выясним, что это за фигура такая — заседатель, чем присяжный заседатель отличается от народного и зачем вообще их приглашают в суд.
А пока мысленно перенеситесь в судебный зал и поставьте себя на место одного из заседателей, которым предстоит рассмотреть уголовное дело — этот сгусток человеческих страстей, страданий, боли. Вы слушаете подсудимых, потерпевших, свидетелей и невольно прикасаетесь к чужой, обычно скрытой от постороннего взора жизни. Сейчас она предельно обнажена, раскрыта, вывернута наизнанку — и от этого беззащитна. Перед вами проходит вереница доселе незнакомых вам людей — в их глазах мольба о помощи, жажда мщения, призыв к милосердию. Они смотрят на вас с надеждой и тревогой, взывают о справедливости... Чувствуете, какая колоссальная ответственность ложится на ваши плечи, если вы — заседатель? В каждом уголовном деле, каким бы оно ни казалось простым и очевидным, необходимо выяснить множество обстоятельств, от которых зависит решение вопроса, виновен человек или не виновен, а если виновен, то заслуживает ли он наказания и какого именно. Установить виновность надо точно, достоверно, ибо без этого ни о каком наказании, пусть даже самом мягком, не может быть и речи. Очень хорошо высказался на сей счет старый русский юрист, профессор Дерптского (ныне г. Тарту) университета А. Жиряев: “Меньшее наказание должно быть назначено за меньшую вину, а не за меньшую ее известность”. У человека, чью судьбу решает суд, есть семья, друзья, работа, есть определенное положение в обществе. И все это в один миг может рухнуть, рассыпаться в прах, раздавленное приговором. Если суровый приговор вынесен действительному преступнику, ну что ж, он заслужил наказание и пусть пеняет на себя.
Но если допущена ошибка, если к ответственности привлечен и осужден невиновный, то исправить положение трудно. Можно реабилитировать безвинно пострадавшего, вернуть ему доброе имя, возвратить конфискованное имущество, но чем компенсировать нанесенную человеку душевную травму, как загладить его нравственные страдания и страдания близких ему людей? Вот почему, когда решается вопрос, преступник гражданин или не преступник, судьи не могут, не должны ошибаться, у них нет права на ошибку. А между тем разбирательство каждого дела есть, по существу, решение сложнейшей задачи со многими неизвестными. Только человек, который знает о судебной работе понаслышке, может представлять ее себе как простое механическое действие: раз есть конкретное преступление и есть статья уголовного закона, устанавливающая ответственность за совершение этого преступления, остается подвести данный случай под эту статью и назначить предусмотренное ею наказание. В действительности же установление факта преступления и выбор меры наказания являются итогом большой, кропотливой и напряженной работы следователя, прокурора, судей, заседателей, расследующих и разбирающих дело. Они должны тщательно выяснить все обстоятельства совершения преступления, установить, кто, когда, где, каким образом и почему нарушил закон, изучить личность виновного, все то, что смягчает и отягчает его вину, исследовать причины и последствия преступления, и лишь после этого судья может приступить к назначению наказания. А это не так просто, как кажется на первый взгляд. — В чем же сложность? Предположим, присяжные заседатели признали подсудимого виновным в том, что в пьяной ссоре ударом молотка он убил свою сожительницу М., т. е. в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 105 Уголовного кодекса. Теперь судье предстоит определить виновному меру наказания в тех пределах, которые установлены этой статьей. А в ней сказано, что убийство, т. е. умышленное причинение смерти другому человеку, наказывается лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет.
Видите, какой широкий диапазон между минимальным и максимальным сроком наказания. Как тут поступить судье? Хорошо если присяжные в своем вердикте (происходит от латинского vere dictum — верно сказанное), признав подсудимого виновным, этим не ограничатся и выразят свое мнение о желательном наказании. Это облегчит судье поиск оптимальной меры. Например, в нашем случае присяжные не посчитали доказанным, хотя это утверждал прокурор, что виновный заведомо знал о беременности потерпевшей. Кроме того, они не усмотрели в действиях виновного такого отягчающего обстоятельства, как совершение убийства из хулиганских побуждений. Учитывая эти факторы, а также первую судимость лица, присяжные вынесли вердикт: “да, виновен, но заслуживает снисхождения”. В этом случае закон (ст. 65 Уголовного кодекса) предписывает судье назначить наказание, не превышающее двух третей максимального срока лишения свободы, предусмотренного за совершение преступления. То есть в нашем примере нельзя назначить наказание более десяти лет лишения свободы. Но опять-таки судье остается для размышления диапазон между шестью и десятью годами. Еще один возможный вариант вынесения присяжными обвинительного вердикта — “да, виновен, но заслуживает особого снисхождения”. Такое мнение присяжные могут высказать с учетом, скажем, престарелого возраста виновного, тяжкой его болезни или находящихся на его иждивении малолетних детей. В этом случае судья обязан назначить наказание ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Уголовного кодекса (в нашем примере — меньше шести лет лишения свободы), или перейти к другому, более мягкому виду наказания (допустим к исправительным работам). Нужно сказать, что закон позволяет судье смягчить участь подсудимого и при отсутствии указания присяжных, что виновный заслуживает снисхождения или особого снисхождения. Принимая во внимание обстоятельства, смягчающие ответственность виновного, а также положительно характеризующие его личность, судья вправе назначить наказание условно, т.
е. не приводить приговор в исполнение, если в течение установленного судом испытательного срока виновный будет исполнять возложенные на него судом обязанности (осуществлять материальную поддержку семьи, пройти курс лечения от алкоголизма или наркомании и т. д.) или не совершит нового преступления. Наконец, судья вправе при небольшой общественной опасности преступления и личности виновного вообще освободить его от уголовной ответственности и наказания. Ясно, что при такой широкой возможности выбора меры наказания решающее значение приобретает учет каждой детали, каждой “мелочи”, связанной с обстоятельствами совершения преступления и личностью виновного. И тут малейшая ошибка может пагубно отразиться на судьбе человека. Если наказать виновного слишком мягко, он не извлечет из этого урока, поверит в свою безнаказанность и может вновь соскользнуть на грязную дорожку. Излишне суровое наказание также не даст нужного результата, оно не исправит преступника, а лишь еще более ожесточит его. Обе крайности опасны. Но как найти “золотую середину”, как определить именно ту меру наказания, которая полностью соответствовала бы тяжести совершенного преступления и дала бы максимальный эффект с точки зрения перевоспитания виновного? Закон, естественно, не может заранее подсказать ответ на все возникающие в жизни вопросы. Но в нем предусмотрены определенные правила, гарантирующие принятие следователем, прокурором, судьей, заседателями справедливых, обоснованных решений. Закон служит им верным ориентиром, помогающим разобраться в сложном переплетении человеческих отношений, поступков, характеров. Поэтому точное следование закону является первейшим и обязательным условием, без которого не может быть правильно расследовано и затем рассмотрено в суде ни одно уголовное дело. — Какие законы имеются в виду? Деятельность органов расследования, прокуратуры и суда регламентируется прежде всего Уголовно-процессуальным кодексом (от латинского слова codex —- книга, систематизированный свод законов), принятым в 1960 г.
Конечно, этот Кодекс значительно устарел, хотя в него внесено около 500 (!) изменений и дополнений. Сейчас в Федеральном Собрании России обсуждается проект нового кодекса, но он, вероятно, будет принят в лучшем случае лишь к середине 1998 г. А пока приходится руководствоваться давним, но все еще действующим Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР (сокращенно — УПК), на нормы (правила) которого мы и будем ссылаться в дальнейшем изложении. При расследовании и судебном разбирательстве дел о преступлениях следователь, прокурор и суд применяют также Уголовный кодекс. Он определяет, какие деяния, т. е. действия или бездействие, являются преступными и какое наказание положено человеку, совершившему то или иное преступление. С 1 января 1997 г. введен в действие новый Уголовный кодекс Российской Федерации (сокращенно — УК), который значительно отличается от принятого в 1960 г., т. е. почти 40 лет назад. В новом УК учтена политическая и экономическая ситуация, которая сейчас преобладает в России. В частности, в УК отсутствует ряд деяний, прежде считавшихся преступными (например, занятие частнопредпринимательской деятельностью, коммерческое посредничество, спекуляция, нарушение правил прописки), исключено понятие социалистической собственности и установлена равная охрана всех существующих в России форм собственности, приоритетной стала защита не имущества, а личности, появилась уголовная ответственность за деяния, которых раньше либо вообще не было, либо они не представляли большой общественной опасности (например, захват заложников, налоговые злоупотребления, монополистические действия и ограничение конкуренции, легализация (“отмывание”) денег, приобретенных незаконным путем, заведомо ложная реклама, вандализм, преступления в сфере компьютерной информации). Расследовать и рассматривать в суде будут только те деяния обвиняемых, которые точно обозначены в Уголовном кодексе как преступные. Если в Кодексе их нет, то нет преступления, не будет и уголовного процесса. Надо упомянуть еще один закон, непосредственно регулирующий борьбу с преступностью — Уголовно-исполнительный кодекс России (УИК).
Он действует с 1 июля 1997 г. Его основная задача — определить условия, в которых должны отбывать наказание лица, совершившие преступления и признанные виновными приговором суда. В УИК детально прописан режим пребывания осужденных в колониях разного вида, тюрьмах и т. д., т. е. режим исполнения наказаний, назначенных судом. Но нам с вами об Уголовноисполнительном кодексе говорить подробно не придется, потому что он касается тех, чья вина в совершении преступления доказана в предусмотренном законом порядке и установлена приговором суда. Между тем, напомню, мы в этой книжке ведем речь о том, как расследуются и разбираются уголовные дела, т. е. о процедуре, в ходе которой ищут и исследуют доказательства, выдвигают обвинения против конкретных лиц, затем обвинения проверяются судом. И все это время вопрос о виновности остается спорным, сомнительным, нерешенным, и никто до конца судебного разбирательства не знает, как именно он будет решен. — Как-то странно... Есть новые Уголовный ( и Уголовно-исполнительный кодексы. Зна чит, преступления — новые, условия в ко, лониях — тоже новые, а вот того, кто совер- !т шил преступление и кого надо за это напра- , вить в колонию, ищут по правилам УПК, со ставленным еще в хрущевские времена. Не в этом ли причина неудач прокуратуры и п МВД, несмотря на постоянные заверения их г; руководителей, что преступники будут най дены и наказаны? Причин здесь много и не только юридического свойства. В известной степени одна из причин, безусловно, в устарелости УПК. Из-за бесконечной череды изменений и дополнений (только в декабре 1996 г. их было свыше 80) Кодекс превратился во внутренне противоречивую систему норм, напичканную несогласованностями, противоречиями, терминологическими несуразностями. В нем трудно разобраться даже профессионалам. Ввиду этого в значительной мере буксует вся судебно-правовая реформа. Три тесно связанных между собой, взаимно обусловленных и дополняющих друг друга закона не в состоянии эффективно работать, когда в этой, буквально и образно говоря, тройке коренник (а УПК, несомненно, является коренником, именно он связывает, соединяет УК и УИК, они с двух сторон как бы “пристегиваются” к нему) безнадежно хромает из-за старости и дряхлости. По мере применения нового УК будут все более обнаруживаться нестыковки его с поросшим мхом УПК. Единственное, на что остается надеяться, — это то, что законодатели в обеих палатах парламента ускорят темпы работы и новый УПК станет наконец реальностью. Неправильно, однако, считать, будто действующий УПК никуда не годится, — это было бы ошибкой. У него хорошая основа, неоднократно проверенная практикой. Российский уголовный процесс учел и извлек для себя самое ценное из многовекового опыта судопроизводства. По большому счету, установленная УПК процедура расследования и судебного разбирательства позволяет отыскать истину, гарантируя от возможных ошибок и прививая уважение к закону и суду. Судебная процедура — всегда ритуал и в какой-то мере зрелище, имеющее огромный воспитательный смысл, зрелище, в котором каждому участнику отводится точно определенная, заранее известная роль. Но это распределение ролей — не произвол крючкотворов, бюрократов, а научно обоснованный, выверенный поколениями способ отыскания и утверждения правды, условие, обеспечивающее торжество социальной справедливости. В этом ритуале нет мелочей, каждая деталь тщательно продумана — идет ли речь о порядке привлечения лица в качестве обвиняемого, об избрании ему меры пресечения или об очередности исследования доказательств на суде. Достаточно отойти от требований, изложенных в процессуальных нормах, пренебречь ими, допустить произвольное их толкование, — и это насилие над правом неизбежно отомстит судебной ошибкой. Такова главная, принципиальная идея, которая пронизывает от начала и до конца весь уголовный процесс. — Вы уже не раз употребляли выражение “уголовный процесс”, но пока не объяснили его значение... Слово “процесс” происходит от латинского глагола рго- cedere, означающего “двигаться”, “продвигаться вперед”. И действительно, производство по уголовному делу — это непрерывное движение, последовательный переход дела из одной стадии процесса в другую. Уголовный процесс начинается стадией возбуждения дела, после чего органы дознания и предварительного следствия, действующие под надзором прокурора, расследуют ставшее им известным преступление. Если в ходе расследования будут собраны доказательства, свидетельствующие о виновности определенного лица в совершении преступления, дело переходит в следующую стадию процесса — стадию назначения дела к слушанию. После этого дело иссле- \ дуется в стадии судебного разбирательства, где суд на основе рассмотрения всех материалов в их совокупности постановляет приговор. Если на приговор подана жалоба осужденным или принесен протест прокурором, дело передается в вышестоящий суд для рассмотрения его в кассационном порядке, после чего вступивший в законную силу приговор приводится в исполнение. На этом производство по делу обычно заканчивается. Однако в некоторых случаях дело может быть пересмотрено еще в порядке надзора или ввиду вновь открывшихся обстоятельств. г — Обязательно должна быть именно такая последовательность движения дела или воз. можен иной порядок? ? Движение уголовного дела из одной процессуальной стадии в другую может осуществляться только в указанной последовательности. Нельзя, например, сначала назначить дело к слушанию в суде, а затем производить предварительное следствие. Каждая предыдущая стадия процесса создает условия и предпосылки для успешного проведения стадии последующей, для нормального развития процесса по делу в целом. Нужно, однако, отметить, что по отдельным несложным делам (умышленное причинение легкого вреда здоровью, побои, клевета, оскорбление) не требуется предварительного (до суда) расследования, и потому такие дела возбуждаются и рассматриваются судом сразу же после поступления жалобы потерпевшего (ст. 27 УПК). В силу различных причин по некоторым делам может производиться либо дознание, либо предварительное следствие, либо и то и другое. Например, если дело возбуждено органами дознания, то они по “горячим” следам производят неотложные действия, собирают самые необходимые доказательства, а затем передают дело следователю для подробного и тщательного исследования всех обстоятельств совершенного преступления. Лишь по узкому кругу несложных дел (хулиганство, вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий, кража, мошенничество, присвоение или растрата имущества, злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, незаконное использование товарного знака, уклонение гражданина от уплаты налогов и др.) органы дознания производят расследование в полном объеме, после чего через прокурора передают дело в суд (ст. 117—124 УПК). Подавляющее же большинство уголовных дел должно обязательно пройти через стадию предварительного следствия, что предписано ст. 126 УПК. Когда дело возбуждается непосредственно следователем, дознание по нему не производится и оно полностью исследуется в стадии предварительного следствия. — Вы рассказали о происхождении и значении слова “процесс”. А как понимать выражение “судопроизводство”, которое встречалось нам ранее? Это что, разные вещи? Нет, оба эти термина равнозначны и употребляются в одном и том же смысле. Правда, если толковать буквально, то судопроизводство — это производство только в суде, и всякая другая деятельность, скажем, предварительное следствие, термином “судопроизводство” охватываться не должна. Но, как мы увидим дальше, судебное разбирательство является центральной стадией уголовного процесса. Все остальные стадии так или иначе связаны с судебным разбирательством, обеспечивают правильное разрешение дела судом. Поэтому законодатель отождествляет понятия “уголовный процесс” и “уголовное судопроизводство”. Следуя закону, мы тоже употребляли и будем употреблять в дальнейшем оба эти выражения в одном и том же значении. Итак, уголовный процесс — это прежде всего деятельность соответствующих государственных органов по возбуждению, расследованию и разбирательству дел о преступлениях, осуществляемая в определенном порядке, в установленной законом последовательности. Нам остается выяснить, почему этот процесс называется “уголовным”. Как вы думаете, почему? — Видимо, потому, что речь идет о преступных действиях, за которые виновному надо расплачиваться сполна, так сказать, головой» Слово “уголовный” действительно связано с “головой”, но характер связи здесь не так очевиден, как это может показаться с первого взгляда. Специалисты по церковнославянскому языку установили, что в древние времена головой называли убитого. Так, в своде законов “Русская правда”, составленном в XI веке князем Ярославом Мудрым и его сыновьями, предписывалось: если убийца не будет найден, “то вирьвную платити въ чьей же верви голова ле- жить”, т. е. денежный штраф должна платить та община, на земле которой обнаружено тело убитого. В Новгородской судной грамоте 1471 г. убийство именуется головщиной и поголовщиной. В более поздних памятниках встречается слово головник в значении “убийца”. Таким образом, происхождение термина “уголовный процесс” (так же как и “уголовное право”), по-видимому, связано не со смертной казнью преступника, а с названием самого преступления. Это была процедура, или, как говорили в старину, розыск, по делам о головниках, т. е. убийцах и приравненных к ним опасных преступниках (ворах, разбойниках, поджигателях и т. п.). После этого небольшого отступления в область филологии продолжим нашу беседу о развитии уголовного процесса по конкретному делу. “При проверке факты подтвердились. Возбуждено уголовное дело”. Вам, наверное, не раз приходилось встречать в газетах, слышать по телевидению эти слова. Ими заканчиваются многие сообщения о мерах, принятых по сигналам средств массовой информации. Возбуждение уголовного дела означает, что компетентным государственным органам стало известно о совершении преступления и, чтобы проверить полученные сведения, найти и наказать виновных, они посчитали необходимым применить те специальные средства, которые закон предоставил им для борьбы с преступностью. Такие средства — производство обысков и выемок, назначение экспертизы, допросы свидетелей, потерпевших и т. д. — могут быть пущены в ход только после .возбуждения уголовного дела. До этого никому не дозволено арестовать человека, прийти к нему в дом с обыском, описать его имущество, обязать его давать показания или как-то иначе ограничить его права. Нет дела — нет и уголовного процесса. Таково непреложное правило, установленное законом. — Но, может быть, возбуждение дела — формальность? Важно ведь не само возбуждение, а то, что за ним следует... Повторяю: если дело не возбуждено, ничего не может и последовать. Никакие следственные действия (за исключением осмотра места происшествия в неотложных случаях) выполняться не могут. Значит, возбуждение уголовного дела вовсе не формальность, а чрезвычайно важный акт, который может быть доверен лишь ограниченному кругу государственных органов и должностных лиц. Право возбуждать уголовные дела закон предоставляет только органам дознания (к их числу относятся милиция, командиры воинских частей и соединений, органы государственного по жарного надзора, пограничной охраны и некоторые другие), следователю, прокурору и суду (судье). Никакие другие органы и должностные лица таким правом не обладают. Не может возбудить дело, скажем, депутат, директор завода или министр, представитель торговой, финансовой или санитарной инспекции. Они вправе лишь сообщить в милицию, следователю, прокурору или суду имеющиеся у них сведения и просить о возбуждении дела. Такие сообщения, называемые поводами (сигналами) к возбуждению дела, обязательно должны быть рассмотрены органом, которому они адресованы. Помимо сообщений должностных лиц государственных учреждений, предприятий и организаций, поводами к возбуждению дела могут служить заявления и письма граждан, сообщения различных общественных организаций, статьи, заметки и письма, опубликованные в печати. Явка с повинной также влечет за собой необходимость обсудить вопрос о возбуждении дела. Наконец, дело может быть возбуждено, если признаки преступления обнаружены непосредственно самим органом дознания, следователем, прокурором или судом (ст. 108 УПК). — Значит, если поступил сигнал о преступлении, уголовное дело обязательно должно быть возбуждено? Для возбуждения дела недостаточно получить заявление (сообщение) о преступлении. В следственные и судебные органы нередко поступают необоснованные, а иногда и заведомо ложные заявления. Нетрудно себе представить, как много сил, времени и средств растрачивалось бы впустую, сколько людей понапрасну отвлекалось бы от своих обычных занятий, если бы по каждому поступившему заявлению автоматически возбуждалось уголовное дело. Чтобы этого не произошло, закон разрешает возбудить дело только в том случае, когда имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления. В результате проверки поступившего заявления принимается решение либо возбудить уголовное дело, либо отказать в его возбуждении. Если дело возбуждено, на следователя возлагается важная и трудная задача — найти и изобличить виновного, точно установить последствия его противозаконных действий, выяснить все обстоятельства совершения преступления, а также причины, толкнувшие человека на преступный путь. Сделать это можно не иначе как отыскав доказательства, т. е. те следы, которые оставило преступление в памяти людей и на окружающих нас предметах. Работа эта нелегкая, но выполнимая. Залог ее успеха — профессиональное мастерство следователя, помноженное на кропотливый труд, и, конечно, неуклонное соблюдение им всех предписаний закона, касающихся способов собирания доказательств. А способы эти многочисленны и разнообразны. Среди них — осмотр места происшествия, допрос, обыск, выемка, освидетельствование, экспертиза, следственный эксперимент, опознание и многие другие — все не перечислишь. Активно и умело применяя их, тщательно анализируя полученную информацию, следователь шаг за шагом приближается к разгадке преступления, к выводу, кто же конкретно виновен в его совершении. И наконец наступает момент, когда в уголовном деле появляется новая процессуальная фигура — обвиняемый. Обвиняемый — это лицо, в отношении которого вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого. В постановлении указываются: фамилия, имя и отчество привлекаемого, обстоятельства совершения преступления (место, время, способ, мотивы совершения преступления, его последствия и т. д.), как они установлены следствием, а также статья уголовного закона, по которой обвиняемый подлежит ответственности. Постановление должно быть объявлено обвиняемому. Кроме того, следователь обязан разъяснить ему в понятных выражениях сущность предъявленного обвинения (ст. 143, 144 и 148 УПК). — Когда следователь приобретает фактическую возможность вынести постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого? < Все зависит не столько от количества, сколько от каче- I ства собранных им доказательств. По образному выражению Достоевского, как сто кроликов не составят одного слона, так и сто улик могут не составить одного доказательства. Поэтому заранее определить момент привлечения в качестве обвиняемого нельзя. В законе сказано, что постановление выносится “при наличии достаточных доказательств, дающих основание для предъявления обвинения”. — Но ведь достаточность доказательств для обвинения это есть, по сути, достаточность * доказательств виновности, не так ли? . Нет, не так. Предъявлением обвинения следствие не заканчивается, оно продолжается для проверки правильно сти обвинения, получения новых доказательств, в том числе и показаний самого обвиняемого. И может случиться, что в ходе расследования обвинение не найдет подтверждения. Тогда следователь должен будет прекратить производство по делу. Поэтому нельзя считать, что предъявление обвинения равнозначно признанию виновным. Но даже если дело не будет прекращено, если дальнейшее расследование не изменит фактической стороны обвинения, все равно нет никаких оснований считать, что раз доказательства достаточны для предъявления обвинения, то они достаточны и для признания виновным. Вооб- ще-то такая ситуация вполне вероятна, и потом, оглядываясь назад, изучая сданное в архив уголовное дело, можно обнаружить, что следователь, предъявляя обвинение, и суд, вынося никем не опровергнутый обвинительный приговор, исходили из одних и тех же уличающих виновного доказательств. Но это уже потом, как говорится, “задним умом”, когда состоялось судебное разбирательство и вынесен приговор. А пока приговора нет, кто возьмет на себя смелость утверждать, что доказательства, положенные следователем в основу обвинения, являются доказательствами виновности? Если бы это было возможно и допустимо, то исчезло бы различие между обвиняемым и виновным, их соединил бы знак равенства, а это — самая страшная ошибка в организации и осуществлении правосудия. Вы со мной не согласны? Тогда давайте более подробно выясним, кто же все- таки он, представший перед следователем, —
<< | >>
Источник: Савицкий В. М.. Презумпция невиновности. 1997

Еще по теме Когда решается судьба человека:

  1. 5.2. Герменевтический метод в политическом диалоге
  2. 5.3. Человек политический в мире культуры
  3. Глава 1 ЛИЧНОСТЬ И ЧЕЛОВЕК В ЭКОНОМИКЕ ТРУДА
  4. ЧЕЛОВЕК КАК ОБЪЕКТ ЭКОНОМИЧЕСКОГО И СОЦИАЛЬНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ
  5. ЧЕЛОВЕК. ЗЕМЛЯ. ВСЕЛЕННАЯ И НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ СЕТЕВОГО МАРКЕТИНГА
  6. ЧЕЛОВЕК. ЗЕМЛЯ. ВСЕЛЕННАЯ И НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ СЕТЕВОГО МАРКЕТИНГА
  7. УИЛЬЯМ СТЕРН — МИРОВОЙ РЕКОРДСМЕН ПО БАНКРОТСТВУ
  8. Глава 14. Подача в суд искового заявления
  9. Глава VII НОВОЕ В СОВРЕМЕННОЙ ДИПЛОМАТИИ
  10. Памятники обычного права монгольских племен.
  11. О чем здесь пойдет речь
  12. Когда решается судьба человека
  13. Только суд И НИКТО иной
  14. Этап 4. Сосредоточенность: способность максимально сконцентрироваться и посвятить все свое внимание действиям, человеку или проекту, обладающим наибольшим значением
- Право интеллектуальной собственности - Авторсое право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Защита прав потребителей - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - Коммерческое право - Конституционное право России - Криминалистика - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право Европейского Союза - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Правоприменительная практика - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Таможенное право - Теория права - Трудовое право‎ - Уголовное право России - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право‎ - Экономические преступления - Ювенальное право - Юридическая этика - Юридические лица -