<<
>>

ИЗМЕНИТЕ СВОЕ ОТНОШЕНИЕ

Вы никогда не научитесь взаимодействовать с внешними силами, если не подготовите себя психологически к царящей здесь атмосфере неопределенности и отсутствия контроля. Для многих руководителей, привыкших работать в корпоративном окружении, характеризующемся логичностью и относительным контролем, овладение этим ноу-хау требует серьезной внутренней перестройки.
Ситуация, когда вы вынуждены что-то объяснять и доказывать представителю общественной организации, мало что понимающему в реалиях бизнеса, но тем не менее требующему от вашей компании сделать нечто великое, может не то что ввести в замешательство, а стать мучительным испытанием. Но большинство руководителей потому и попадает в серьезные неприятности, что попросту игнорирует требования этих активистов, не имеющие, на их взгляд, ни экономического, ни делового смысла. Если ваша компания сталкивается или может столкнуться с подобными проблемами (а немногим компаниям удастся их избежать в ближайшем будущем), но вы не чувствуете в себе задатков дипломата, вам следует задать себе вопрос: тот ли вы руководитель, который нужен вашему бизнесу? Успешные лидеры всегда психологически открыты и готовы к переговорам. Они хорошо понимают, что, какой бы нелогичной ни была позиция группы специальных интересов, ее нужно принимать во внимание. Умение слушать является здесь критическим, потому что иногда, чтобы снять вопрос, нужно всего-навсего внимательно выслушать оппонента и точно определить, чего же он хочет на самом деле и что означает для него «победить» или «проиграть». Цели, которые ставят перед собой группы специальных интересов, зачастую вызывают восхищение, однако их лидеров нередко больше привлекает возможность прославиться и подняться по карьерной лестнице, а это можно узнать, только внимательно наблюдая и слушая. Кроме того, чтобы понять истинные устремления групп специальных интересов, требуется превосходно владеть рефреймингом, который позволяет взглянуть на вещи не только с другой точки зрения, но с позиции совершенно иной логики и набора ценностей.
Роберт Шапиро — один из тех, кто убедился в этом на собственном горьком опыте. Встав у руля корпорации Monsanto, Шапиро немедленно принялся воплощать в жизнь свое смелое видение — трансформировать обычного производителя химических продуктов в технологическую компанию, использующую генную инженерию для производства «продуктов питания, здоровья и надежды». Его логика казалась безупречной: использовать науку, а конкретно генетику, для создания нового поколения растений, которые будут устойчивы к болезням, засухе и насекомым и обеспечат бблыпую урожайность при меньших расходах горючего и пестицидов. На разработку этой технологии Monsanto потратила миллионы долларов и еще несколько миллиардов вложила в приобретении компаний, занимающихся производством и распространением семян. Уолл-стрит восторженно аплодировала новаторским усилиям Monsanto. Несмотря на предпринятое компанией снижение дивидендов для компенсации огромных расходов, курс акций Monsanto даже повысился. Трансгенные культуры Monsanto мгновенно стали хитом среди крупнейших американских сельхозпроизводителей: соя, кукуруза, хлопок и другие модифицированные семена действительно приносили огромные урожаи. Посевы генно-модифицированных культур в США увеличились с 18 млн акров в 1997г. до 58 млн акров в 1998 г. Monsanto рассчитывала получать до $ 10 млрд годового дохода за счет новых продуктов, которые она планировала вывести на рынок в ближайшие несколько лет. Но вдруг начались проблемы. Один фермер из Канады сообщил, что по краям поля посеянная им канола (трансгенный рапс), устойчивая к пестицидам, переопылилась с родственным видом сорных растений, создав своего рода суперсорняк, не поддающийся уничтожению существующими пести цидами. Конкурирующая компания ввела в сою гены бразильского ореха, чтобы повысить ее питательные свойства в качестве корма для животных. Однако соя — важный источник белка и в человеческом рационе, а некоторые люди страдают сильнейшей аллергией на бразильский орех, вплоть до смертельного исхода.
Новая трансгенная культура так и не попала на рынок, однако тревожные репортажи о том, что генно-модифицированная соя способна убивать людей, привлекли к проблеме всеобщее внимание. Наконец, немалую роль сыграл и «ген-терминатор»: Monsanto приобрела семеноводческую компанию, запатентовавшую технологию включения в сельхозкультуры гена, под действием которого семена дают только один урожай, а второе поколение растений либо не прорастает, либо быстро гибнет. Идея была в том, чтобы помешать фермерам использовать семена старого урожая для посева в следующем сезоне и таким образом защитить запатентованные ГМ-культуры. В результате фермеры оказывались в полной зависимости от поставщика семян и были вынуждены покупать новый посевной материал каждый год. Ситуация усугубилась, когда Monsanto решила получить лицензию на продажу трансгенных культур в Европе. Европейцы и без того на протяжении последних 10 лет тряслись от страха за свое здоровье, связанного с продуктами питания и достигшего пика после неожиданной вспышки коровьего бешенства в Британии. Несмотря на то что регулирующие органы Евросоюза выдали Monsanto разрешение на продажу ее трансгенных продуктов, реакция европейских потребителей граничила с истерией. Многочисленные экологические организации и СМИ развернули активную кампанию против Monsanto, окрестив ее продукцию «едой Франкенштейна». Принц Чарльз поддержал их следующим заявлением: «Я считаю, что генная инженерия есть вмешательство человечества в то, что принадлежит Богу и только Богу». Германские дочерние компании Nestle и Unilever поспешили заявить, что не будут использовать трансгенную сою Monsanto. Опросы общественного мнения показывали, что подавляющее большинство европейцев решительно настроено против генно-модифицированных продуктов. Попытка Monsanto противостоять критике— рекламная кампания стоимостью $5 млн, делавшая акцент на том, что Monsanto вела исследования в этой области в течение 20 лет, хотя для европейцев биотехнологии были новинкой, — вызвала лишь очередную вспышку негодования.
Общественность восприняла это как унижение. Однако эти события не пошатнули убежденности Шапиро. «Это самое успешное внедрение технологии за всю историю сельского хозяйства после плуга», — уверенно заявлял он. Признавая наличие противодействия, он тем не менее утверждал, что «в конечном счете наука убедит подозрительных и скептически настроенных потребителей». Но наука никогда не была реальной действующей силой. Общественное мнение —вотчто всегда игралороль. Консультант, которого наняла Monsanto, чтобы помочь ей справиться с растущей волной критики, вскоре сдался, заявив, что Monsanto не понимает сути дела. «Они просто не хотят ничего слушать», — сказал он о компании. В США, где мелкие фермеры все громче высказывали свое недовольство политикой Monsanto, заставлявшей их ежегодно платить «оброк» и налагавшей жесткие ограничения на использование трансгенных семян, глава департамента сельского хозяйства Дэн Гликман открыто предупредил Шапиро вести себя тише воды, ниже травы, потому что «всякий раз, когда он раскрывает рот, сельское хозяйство США теряет миллионы бушелей сельхозэкспорта». Курс акций Monsanto упал на 35 %, хотя общая доля рынка в 1999 г. увеличилась на 30%. Развязка наступила в октябре того же года, когда Шапиро, вызвав всеобщий шок, выступил с видеообращением на ежегодном съезде Гринпис — главного врага Monsanto. В своем обращении он признал, что компания недооценивала ту степень осторожности, с которой общество относится к трансгенным продуктам. «Мне кажется, что наша уверенность в этой технологии и наш энтузиазм по отношению к ней были восприняты многими как снисходительность и даже высокомерие. А поскольку мы считали, что наша работа — это убеждать, очень часто мы забывали слушать». Вскоре после этих событий Monsanto согласилась на слияние с фармацевтической компанией Pharmacia 8с Upjohn. Условия договора однозначно отражали стремление Pharmacia завладеть конкретным подразделением Searle, придавая нулевую ценность попыткам Шапиро накормить растущее население мира созданными при помощи науки высокоурожайными культурами. Для Шапиро и его команды бурная негативная реакция общества на генно-модифицированные продукты была неожиданной и абсолютно нелогичной, поскольку сама Monsanto рассматривала свои усилия как общественнополезную инициативу. Но сточки зрения европейских потребителей, глубоко озабоченных влиянием на здоровье современных технологий производства пищевых продуктов — например, переработки внутренних органов больного скота в корм для домашних животных, — активные усилия Monsanto вывести на рынок трансгенные продукты представляли серьезную угрозу. Кто-то может возразить, что непонимание присутствовало с обеих сторон, но из сражения между бизнесом и обществом последнее почти всегда выходит победителем. Поэтому вам нужно научиться смотреть на свой бизнес его глазами.
<< | >>
Источник: Чаран Р.. Ноу-хау: 8 навыков, которыми вам необходимо обладать, чтобы добиваться результатов в бизнесе / Рэм Чаран, при участии Пэри Уиллиган ; Пер. с англ. — М.: Альпина Бизнес Букс, — 206 с.. 2008

Еще по теме ИЗМЕНИТЕ СВОЕ ОТНОШЕНИЕ:

  1. Класс частного присвоения.
  2. Развитие международных отношений и внешней политики ведущих держав мира во второй половине 1920-х годов
  3. Особенности развития международных отношений на рубеже XX и XXI вв.
  4. ЭТИКА ДЕЛОВЫХ ОТНОШЕНИЙ. ЭТИКЕТ В ДЕЛОВОЙ КАРЬЕРЕ
  5. ПОЛИТИКА ОТНОШЕНИЙ С РАБОТНИКАМИ2
  6. Регулирование земельных отношений в Тюменской области при освоении нефтяных и газовых месторождений
  7. Основы правового регулирования экологических отношений
  8. Лекция 1. Понятие и признаки правовых отношений
  9. Лекция 2. Предпосылки правовых отношений. Правовые презумпции, фикции и аксиомы
  10. Письмо 14. Заботься о своих людях
  11. Глава 4 Даже у самого большого начальника есть свой начальник
  12. «ПСЕВДОНЕВМЕНЯЕМОСТЬ» И ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО ОТКАЗА ОТ ПРИМЕНЕНИЯ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА В ОТНОШЕНИИ ЛИЦ, СОВЕРШИВШИХ ПРЕСТУПЛЕНИЕ, СТРАДАЮЩИХ АЛКОГОЛИЗМОМ ИЛИ НАРКОМАНИЕЙ
  13. 1. Отношение к распаду СССР
  14. Сведения о сверхсознании
  15. ИЗМЕНИТЕ СВОЕ ОТНОШЕНИЕ
  16. Статья 160. Присвоение или растрата
  17. 7.1. Личность преступника в системе общественных отношений
  18. Метод муниципально-правового регулирования общественных отношений