Юридическая
консультация:
+7 499 938 4202 - МСК
+7 812 467 4402 - СПб
+7 800 350 8306 - Россия
 <<
>>

Предпосылки и этапы формирования концепции устойчивого развития как цивилизационного императива

По ходу развития цивилизации перед человечеством неоднократно возникали сложные проблемы, порою и планетарного характера. Но все же это была далекая предыстория, своего рода «инкубационный период» современных глобальных проблем.

В полной мере эти проблемы проявились уже во второй половине и, в особенности, в последней четверти XX века, то есть на рубеже двух веков и даже тысячелетий. Они были вызваны к жизни целым комплексом причин, отчетливо проявившихся именно в этот период. В самом деле, никогда прежде само человечество не возрастало количественно в 2,5 раза при жизни только одного поколения, наращивая тем самым силу «демографического пресса». Никогда до этого человечество не вступало в период научно-технической революции, не доходило до постиндустриальной стадии развития, не открывало дороги в космос. Никогда прежде для его жизнеобеспечения не требовалось такого количества природных ресурсов, и возвращаемые им в окружающую среду отходы тоже не были столь велики.

В 80-х гг. русский ученый Ю.Н. Гладков классифицировал и выделил довольно интересным способом основные глобальные проблемы человечества:

• наиболее «универсальные» проблемы политического и социально-экономического характера (предотвращение ядерной войны и сохранение мира, обеспечение устойчивого развития мирового сообщества и повышение уровня организованности и управляемости им);

•проблемы преимущественно природно-экономического характера (экологическая, энергетическая, сырьевая, продовольственная, Мирового океана);

•проблемы преимущественно социального характера (демогра- фическая, межнациональных отношений, кризиса культуры, нравственности, дефицита демократии и охраны здоровья, а так же терроризма, в какой-то мере);

•проблемы смешанного характера, нерешенность которых нередко приводит к массовой гибели людей (региональные конфликты, преступность, технологические аварии, стихийные бедствия и др.);

• проблемы чисто научного характера (освоение космоса, исследование внутреннего строения Земли, долгосрочное прогнозирование климата и др.);

•«малые проблемы» опять-таки «синтетического характера», сопровождающие все развитие человеческой цивилизации (бюрократия, эгоцентризм и т.п.).

Действительно, в начале третьего тысячелетия человечество находится в опасном и сложном положении: продолжается уничтожение природы, усугубляется неравенство (и несправедливость) в мире людей, расширяются масштабы потребительства, прогрессирует «аксиологическая слепота», обостряется противоречие между человеком и техникой.

Непреходящее значение стратегии устойчивого развития состоит в том, что она представляет собой первый концептуальный опыт моделирования справедливого мирового порядка. В основе концепции устойчивого развития лежит представление о человечестве как единой глобальной общности. Следовательно, устойчивое развитие нельзя рассматривать вне глобального цивилизационного контекста.

Через пространства цивилизации конкретные общества выходят за свои пределы и включаются в глобальное сообщество, получая от него импульсы к собственному развитию. Огромное внутреннее многообразие и длительная временная протяженность мировой цивилизации обеспечивают возможность глобального устойчивого развития. В сою очередь, концепция устойчивого развития вносит существенные коррективы в процесс современной цивилизационной трансформации, меняя ее исторический вектор и смысл.

Исследователи, первыми поставившие вопрос об устойчивом развитии, с самого начала связывали его с необходимостью

социальных изменений. Этот тезис присутствовал в докладе «Пределы роста», представленном Д. Медоузом и его группой Римскому клубу. В своих заключительных выводах они констатировали: технические изменения могут отдалить наступление «режима превышения предельных состояний», но не могут его предотвратить; поэтому технические изменения должны быть дополнены социальными, сознательным ограничением роста. В докладе упоминается о «новом обществе», в основе которого лежали бы «равенство и справедливость», однако Д. Медоуз и его соавторы не стали тогда развивать эту тему, ссылаясь на то, что «не существует формальной модели социальных условий состояния равновесия человеческого общества».

В конце 80х-гг. XX в. в зарубежной литературе в области экономики и экологии, социологии и политологии, глобалистики и права, как, впрочем, и в других гуманитарных науках, широкое распространение получил термин «устойчивое развитие», которым обозначалось социально-экономическое и экологическое развитие, направленное на сохранение мира на всей планете, на разумное удовлетворение потребностей людей при одновременном улучшении качества жизни ныне живущих и будущих поколений, на бережное пользование ресурсов планеты и сохранение природной среды. Стержнем данной концепции является, во- первых, постулат о том, что развитие экономики может быть и должно быть таким, чтобы не сопровождалось опасным загрязнением и разрушением природной среды; во-вторых, признание единства и многообразия вариантов социально-экономического и экологического развития различных стран и народов; в- третьих, утверждение примата гармонии в отношениях между людьми, между обществом и природой; в-четвертых, убеждение в том, что в основе социально-экономического развития должна лежать свобода, а не насилие, гуманизм, а не вражда. Впервые понятие устойчивого развития в международный обиход вошло в 1987 году после опубликования и одобрения Генеральной ассамблеей ООН доклада Комиссии по окружающей среде и развитию, возглавляемой премьер-министром Норвегии Г.Х. Брунтланд. Сам термин "устойчивое развитие" про- шел определенный путь эволюционного развития. В течение 200 лет он применяется в лесном хозяйстве и выражает стремление к тому, чтобы вырубка деревьев на протяжении длительного периода времени не превышала темпов их естественного прироста. Еще в середине 70-х гг. XX в. Программой ООН по окружающей среде была сформулирована концепция и понятие "развитие без разрушения". В дальнейшем на смену ей пришла концепция "экоразвития" - экологически приемлемое развитие или развитие, которое стремится нанести наименьшее негативное воздействие на окружающую среду и, следовательно, наименьший экологический ущерб. В начале 90-х годов ее сменила концепция устойчивого развития. На сегодня Брутланд-комиссия сформулировала устойчивое развитие как длительное непрерывное развитие, обеспечивающее потребности живущих сегодня людей без ущерба удовлетворению потребностей будущих поколений4. Оно включает два основных понятия: понятие потребностей, в частности, потребностей, необходимых для существования беднейших слоев населения, которые должны быть предметом первостепенного приоритета, а также понятие ограничений, обусловленных состоянием технологии и организацией общества, накладываемых на способность окружающей среды удовлетворять нынешние и будущие потребности. Критики обращают внимание на нечеткость, непоследовательность этого определения, на его "антропоцентризм".

Попытка создания программы управления устойчивым развитием цивилизации была предпринята в 1992 году в Рио-де- Жанейро на конференции ООН по окружающей среде и развитию. Принятая на конференции «Повестка дня на XXI век» содержит ряд принципиальных особенностей: •

на глобальные проблемы, стоящие перед цивилизацией необходимо смотреть с позиции отдельного человека; •

мировоззрение должно не разделять людей по национальным, религиозным, имущественным признакам, а рассматривать тех, кто живет сейчас и будет жить в будущем, как граждан единой земной цивилизации; •

во главу угла ставятся интересы не только нынешнего, но и будущих поколений; •

передача будущим поколениям системообразующих понятий и ценностей - одно из важнейших условий выживания и развития человечества.

В концепции устойчивого развития, сформулированной в «Повестке дня на XXI в.» предложен конкретный базовый набор индикаторов устойчивого развития, вариант иерархии, целей обеспечения безопасности человека и окружающей среды.

Существует сильный разброс мнений по вопросу о том, что понимать под устойчивым развитием и каким образом его стимулировать и поддерживать. Спустя пять лет после Всемирного Саммита в Рио участники первой конференции «по следующим действиям» (1997) не смогли договориться о совместном политическом заявлении. Очевидно, что какой-то единой, обязательной для всех программы устойчивого развития быть не может. Представления о нем неизбежно варьируются в зависимости от положения страны, уровня ее социально-экономического развития, культурных традиций и т. п. Можно говорить лишь о направлении поисков, о некоторых ориентирах в качестве промежуточных целей, которые могут уточняться и видоизменяться в процессе последующего развития.

Категория должна распространяется повсеместно: во всех странах мира - развитых и развивающихся; во всех слоях общества - среди богатых и бедных; во всех структурах - в международных организациях, на верхних этажах госаппаратов, в научных кругах, в многочисленных общественных объединениях. Каждая страна должна разрабатывать свою определенную концепцию, основываясь на общих принципах устойчивого развития. Сегодня ни один крупный проект не выйдет из стен ООН, Международного валютного фонда, Всемирного банка Реконструкции и Развития и не будет ими одобрен, если в нем нет ключевых слов "устойчивое развитие". Они словно пароль, визитная карточка, свидетельствующие о знании современных реалий.

Проблематика устойчивого развития разрабатывается на уровне принятия политических решений. Конференция ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро в 1992 г. в своей декларации провозгласила устойчивое развитие стратегическим принципом общества. Для пропаганды идей конференции была создана Комиссия ООН по устойчивому развитию (ЮНКУР - CSD), которая в 2002 г. отметила десятилетний юбилей своей деятельности.

В апреле 1993 г. министры европейских стран провели представительную конференцию в Люцерне (Швейцария), на которой обсудили и приняли Программу действий по охране окружающей среды для Центральной и Восточной Европы.

Сам по себе термин «устойчивое развитие» весьма относителен. На эту определенность термина указывает В. Левашов: «Концепция устойчивого развития допускает различные трактовки и нуждается в дальнейшем совершенствовании, в особенности по вопросу о путях ее воплощения в жизнь»5. Наблюдается определенное разночтение специалистов в сфере терминологии, а точнее, в содержательной стороне таких терминов, как «устойчивое развитие общества», «устойчивое развитие экономики», не говоря уже о формах и методах осуществления на практике этих процессов.

Вообще термин «устойчивое развитие» вызывает споры. Его английский оригинал (sustainable development) подвергается критике как словосочетание, сомнительное с точки зрения формальной логики. Даже в обычной речи понятие «развитие» несет с собой энергию, говорит об изменениях, тогда как понятие «устойчивый» несет в себе смысл неизменности и сохранности.

Что касается принятого у нас перевода, то он не передает адекватным образом смысл исходного английского термина, означающего «развитие, не подрывающее собственные предпосылки и условия» или «развитие, которое может поддерживаться неопределенно долго». В русском языке нет для него точного семантического эквивалента, его можно перевести как «самоподдерживающееся», «непрерывное», «допустимое», «сбалансированное», «приемлемое» развитие.

Термин «sustainable development» устойчивое развитие, применяется для характеристики типа экономического развития, обеспечивающего экологическую безопасность, воспроизводимость ограниченных ресурсов и качество экономического роста (справедливое распределение доходов)6.

Классический термин - равновесие, является близким содержательно к понятию «устойчивое развитие» и применяется в микро- и макроэкономическом анализе для характеристики равенства спроса и предложения. Равновесие, включая понятие динамического равновесия, является более узким понятием по сравнению с устойчивостью, равновесие является одним из основных условий устойчивости7. «Устойчивый экономический рост», термин, применяемый при характеристике динамического равновесия и устойчивого эффективного развития8.

Однако имеются различные толкования определения устойчивости, различаются и мнения по вопросам путей достижения устойчивого развития.

В настоящее время существует два достаточно ярких направления в самой трактовке концепции устойчивого развития. В рамках обоих направлений основной акцент делается на «человеческое развитие», так как в современных условиях возрастает роль человеческого фактора, о которой писал В.И. Вернадский в своем учении о ноосфере. Человек рассматривается как

важнейший элемент всей системы и сравним с геологическими силами. Он ответственен за понимание своей роли в глобальной системе биосферы, в ее сохранении и управлении ею.

Первое направление исследований развивает идеи, заложенные в трудах Вернадского, участников Римского клуба и отражаемое во многих современных программных документах. В рамках данного направления устойчивость интерпретируется, в первую очередь, в контексте необходимости обеспечения воспроизводимости ограниченных ресурсов, и основной акцент делается на экологическую составляющую устойчивости.

Однако в последнее время все уверенней заявляет о себе второе направление, в котором на первый план выдвигаются не экологические, а социально-экономические аспекты устойчивости, что особенно характерно для современных российских исследований.

Если принять экологическую трактовку устойчивости, то и терминологически, и содержательно концепция устойчивости четко отделяется от теорий равновесия и экономического роста.

Но если рассматривать устойчивость в социально- экономическом аспекте, то тогда понятие устойчивости и концепция устойчивого развития содержательно становятся тесно взаимосвязанными с двумя другими вышеприведенными категориями.

Попытаться внести определенную терминологическую ясность в предмет исследования, имея в виду, как уточнение вышеприведенных терминов, так и взаимосвязь между ними.

Термин «равновесие» является узкоспециализированным и однозначно толкуемым понятием, отражающим формальное условие равенства спроса и предложения. В экономической теории проблема равновесия является одной из центральных. Различают микроэкономическое и макроэкономическое равновесие. Микроэкономическое равновесие постулирует условия достижения равенства спроса и предложения на рынках отдельных товаров, макроэкономических рынках: благ, денег, капитала, труда и в экономике в целом. При этом различают частное (на отдельных рынках) и общее экономиче- ское равновесие, то есть на всех рынках одновременно. Различают также статистическое (в данный момент времени) и динамическое (с учетом временного интервала) равновесие. Устойчивость и равновесие - различные термины, однако, если при внешнем воздействии на систему равновесные свойства системы сохраняются, то данное состояние равновесия называют устойчивым.

Равновесие природное - состояние динамического баланса (гомеостаза), т.е. непрерывного вещественно-энергетического обновления с относительным сохранением основных качественно-количественных характеристик, постепенно изменяющихся в эволюционном, историческом и индивидуальном планах вплоть до перехода в качественно иное состояние или фазу дисбаланса, означающего разрушение9.

Следует отметить, что в такой науке как кибернетика понятия устойчивость и равновесие также четко разделяются, причем не только семантически. Устойчивость, напомним, является одним из основных понятий кибернетики, и тесно связана с идеей инвариантности. Равновесие при этом рассматривается как простейший случай устойчивости, то есть как более узкое понятие, что соответствует и сказанному выше.

Рассмотрим термины «устойчивый экономический рост» и «устойчивое развитие». Переход от чисто количественных факторов роста за счет расширения масштабов их использования к качественным факторам и усложнение экономических процессов требует многопланового исследования роли качественных составляющих экономического развития. Само появление термина «устойчивое экономическое развитие» свидетельствует не только о разведении во времени этих понятий, но и о необходимости усиления внимания к качественным характеристикам, стоящим за экономической динамикой. «В этом случае развитие, так же как и производное от него значение - экономическое развитие, харак- теризует нелинейный (скачкообразный и прерывистый) процесс нарастания сложности при переходе от одного качественного состояния к другому, так же как смену самих его типов. Не случайно, поэтому в мировой экономической науке наряду с теориями экономического роста (economic growth) распространилось новое научное направление - теория экономического развития (economic development)»10.

Устойчивый рост экономики означает четко выраженный вектор именно роста в пределах определенных колебаний в его темпах, имеющих положительные значения. Устойчивое развитие экономики, в свою очередь, предполагает не только положительные значения роста экономики, но и нулевые, минусовые значения, которые, однако, должны перекрываться положительными значениями экономического роста. То есть, различие между устойчивым ростом экономики и ее устойчивым развитием, состоит в том, что при устойчивом развитии экономики допускаются нулевые и минусовые значения роста экономики, амплитуда ростовых колебаний здесь значительно больше, чем это имеет место при устойчивом росте. Очевидно, что устойчивый рост экономики, лежащий в основе устойчивого развития, может осуществляться лишь дискретно. Поэтому через определенный промежуток времени устойчивый рост экономики трансформируется в ее устойчивое развитие, т.е. развитие, сопровождающееся периодически определенными перерывами в плюсовом росте экономики. Но вектор движения экономики за достаточно длительный период времени, несмотря на отрицательные и нулевые девиации, будет иметь в целом положительную направленность.

К общим моментам понятий устойчивый экономический рост и устойчивое развитие можно отнести следующее: во- первых, в обоих понятиях термин устойчивость используется как ключевая смысловая характеристики. Во-вторых, несмотря на существование концептуальных различий, внутри каждой

теории (имеется в виду теория роста и теория устойчивости), в обоих случаях зачастую выдвигаются одни и те же критерии устойчивости. В-третьих, обе теории имеют ярко выраженную макроэкономическую направленность, то есть относятся к характеристике функционирования экономики в целом (хотя при этом могут исследоваться микроэкономические аспекты). В- четвертых, можно найти значительную схожесть в формулировании целей функционирования экономики, причем в обеих концепциях устойчивость занимает ключевое место в системе целей. Предварительный анализ позволяет сделать вывод о наличии тесной связи между трактовкой устойчивости в рассматриваемых теориях.

В.И. Вернадским сделан фундаментальный вывод, согласно которому между всеми живыми и неживыми частями земной оболочки идет непрерывный материальный и энергетический обмен, который в процессе времени выражается закономерно меняющимся, непрерывно стремящимся к устойчивости равновесием. В учениях о развитии природы, общества и сознания аккумулированы результаты многовековых поисков. С ориентацией на сохранение и повышение социально-экономической и общественно-политической устойчивости государства, различных форм организации социума, выполнено множество научных работ - историками, экономистами, философами, социологами и управленцами.

Опираясь на выводы, согласно которым человечество может существовать на планете только в узком диапазоне параметров биосферы, - температуры, влажности, разнообразия живых видов и др., Н.Н. Моисеев устойчивое развитие понимает как стратегию переходного периода к такому состоянию природы и общества, которое можно характеризовать терминами «коэволюция» или «эпоха ноосферы». Для этого, по мнению академика, следует в первоочередном порядке изучить способы согласования законов управления современным обществом, с законами природы, разрешить в процессе этого ряд других фундаменталь- ных проблем11. В данном случае ученым излагается философское осмысление проблемы.

Задолго до этого физиократы доказывали, что устойчивость экономики связана с действием естественных законов, нахождением, установлением и поддержанием определенных ее макропропорций.

Специалисты системного анализа обосновали вывод, что «устойчивость» следует определять как некую регулярную повторяемость (т.е. свойство повторяться в неизменном виде), и соответственно, неустойчивость - как такое состояние, которое возникает спорадически и может не повториться12. Отношение и взаимосвязи здесь представляются более сложными.

Рассматривая исторически вопрос устойчивости в экономике, можно сказать, что в докапиталистической экономике преобладала устойчивая равновесность в смысле господства простого воспроизводства; и в то же время о неравновесности отношения человек-природа. Эта ситуация определяется тотальной зависимостью человека от состояния природных источников потребления - их доступности, количества и просто наличия естественных факторов производства. Если это противоречивое взаимодействие в определенный момент находится в равновесии (приемлемый уровень обеспеченности человека ресурсами), тогда нормально осуществляемое воспроизводство материальных благ обеспечивает и нормальное воспроизводство человека, хотя и в незначительно расширяющемся масштабе. В капиталистическую эпоху скачок на качественно иной уровень применяемых факторов производства позволяет говорить о систематическом неравновесии в сфере экономической жизни человека. Расширенное воспроизводство, как закономерное явление, требует ускоренного роста производства средств производства по сравне- нию с производством предметов потребления. Равновесие в этой системе означало бы установление простого воспроизводства.

Проблема устойчивого развития, при всем многообразии взглядов на определение устойчивости экономического развития существует в общем виде в двух основных направлениях.

Первое направление - это определение целей общественного развития в целом и на выявление условий, обеспечивающих их достижение. При этом экономические цели ставятся в подчиненное положение по отношению к целям развития общества, то есть рассматриваются как средство, обеспечивающее устойчивость развития в целом.

Впервые данный подход был сформулирован и обоснован в работах участников Римского клуба в виде концепции "человеческого развития", в рамках которой устойчивое состояние общества рассматривается в тесной связи с пределами роста. Этот подход в настоящее время достаточно активно разрабатывается и российскими учеными, в контексте формирования модели устойчивого развития, соединяющие общие принципы рыночного хозяйства с целеполагающими основами функционирования общества в специфических условиях современной России.

Второе направление - это выявление условий, обеспечивающих устойчивые темпы экономического роста, которые являются основным предметом исследования в теориях экономического роста и цикла. Здесь задача выявить условия сбалансированного развития, динамического равновесия, критерии оптимального развития. Постараемся дать общую характеристику этих направлений и выявим в них как общие черты, так и различия.

Важнейшими этапами становления концепции устойчивого развития в XX в. являются учение В.И. Вернадского о ноосфере (1920-1930-е годы) и доклады Римского клуба (1970-1980-е годы).

В учении В.И. Вернадского сделано естественнонаучное обоснование экологической компоненты концепции устойчивого развития. Вернадский призвал к необходимости изменения способа существования человечества. Он писал: «Исторический

процесс на наших глазах коренным образом меняется. Впервые в истории человечества интересы народных масс - всех и каждого - и свободной мысли личности определяют жизнь человека, являются мерилом его представлений о справедливости. Человечество, взятое в целом, становится мощной геологической силой. И перед ним, перед его мыслью и трудом становится вопрос о перестройке биосферы в интересах свободно мыслящего человека как единого целого». Такое новое состояние биосферы Вернадский назвал «ноосферой». Основной силой, которая создаёт ноосферу, является рост научного знания, с которым Вернадский связывал социально-идейный переворот, «ярко выявившийся в XX столетии в основной своей части благодаря научной работе, научному определению и выявлению социальных задач человечества и форм их организации»13.

В 1968 г., когда был основан Римский клуб, мания экономического роста была в зените. Вскоре после публикации в 1972 г. работы «Пределы роста» мир был охвачен нефтяным кризисом, отразившимся на экономике и обществе. Он оказал сильное воздействие на модель мировых инвестиций и вызвал много стратегических модификаций. Кризис стал предупреждением для про- мышленно развитых стран об уязвимости их экономики - в частности, зависимости поставок сырья и энергии от событий, происходящих в отдельных регионах.

Существование «внешних пределов» для несущей способности нашей планеты стало общеизвестным, хотя такого рода информация не всегда желанна и не всегда приветствуется. Согласно положения этой концепции развитие человечества по тому пути, который характерен для промышленной цивилизации, имеет свой предел роста. Этот предел характеризуется, во-первых, ограниченностью природных ресурсов Земли, и, во-вторых, ограниченностью самого человека. В связи с этим возникает ряд проблем, между развитыми и развивающимися странами, разрушение природы, нерешение которых может привести к гибели человечества. А. Печчеи видит выход из создавшегося положения в проведении Человеческой Революции, т.е. коренной ломке всех старых представлений о человеке и его месте в мире и создании новой системы мировоззрения. Во главе измененного мира должно встать мировое правительство, которое будет ограничивать свои корыстные интересы отдельных государств и транснациональных корпораций. Можно указать ряд явно ошибочных положений лежащих в основе концепции Римского клуба. Так, например, в работах А. Печчеи совершенно не учитывается возможность замены одних израсходованных ресурсов другими, ранее не использовавшимися (например, широкая замена одних израсходованных ресурсов другими). С помощью подробного анализа концепции Римского клуба можно показать, что все его ошибки помогают построить идеологическую схему, выгодную для заказчика (т.е. для других транснациональных корпораций). В большинстве случаев люди говорят себе, что такие пределы носят чисто теоретический характер или что они не имеют отношения к делу. Разумеется, не существует абсолютных пределов социоэкономического роста человечества, а если бы они и существовали, то достижение их - дело далекого будущего, и трудно предугадать как это все будет выглядеть. Наше поколение могло бы жить и увеличивать свою численность, в соответствии с допустимыми пределами возможностей нашей планеты, отодвигая эти пределы, используя эффективные технологии и новые ресурсы, ранее не используемые. При таком раскладе в будущем развитие человечества на основе экономического роста продолжался бы без изменений.

Римский клуб - неформальная организация, которая проводит экологические исследования на первый план, выдвигая проблему ограниченности ресурсов и безграничности потребностей. В докладах Римского клуба на основе математических расчетов, были сделаны прогнозы экологических последствий исчерпания ресурсов вследствие неконтролируемого экономического роста14.

Первая модель (World 1) построена для исследования пяти тенденций мирового развития: 1)

ускоряющейся индустриализации; 2)

быстрого роста населения; 3)

широкого распространения необеспеченности продуктами питания; 4)

истощение невозобновимых ресурсов; 5)

ухудшение состояния окружающей среды.

Исследование осуществлено в рамках Первого доклада Римскому клубу15. И сам термин "глобальная проблематика" появился в рамках этого исследования. На основе оценок данных тенденций роста 60-х гг. и экстраполяции их на будущее, в модели выстраивается устойчивая и долгосрочная перспектива экономической и экологической стабильности. Перспектива эта имеет 12 вариантов, рассчитанных на основе компьютерного анализа.

Система вошла в историю экономической мысли как одноуровневая система Форрестера-Медоуза. Одноуровневая, так как особое внимание в ней уделяется производственно-техническим факторам, тем самым исследование основано на анализе прямых факторов экономического роста, а именно факторов предложения. Во второй модификации модели World 2 демографические факторы исследуются в незначительной степени. А наиболее «эксплуатируемым» фактором является фактор «природные ресурсы».

Модель Д. Форрестера (World 2) основным сектором рассматривает сектор природных ресурсов. В уравнении для природных ресурсов, темпы добычи ресурсов пропорциональны количеству людей, их потребляющих:

dR/dt = -PR(C), где R - удельное потребление ресурсов;

С - уровень (запас) невозобновимых ресурсов; Р - количество населения.

Экспоненциальный рост - динамическое явление, так как в нем задействованы элементы, которые изменяются во времени. Экспоненциальный рост в сложной системе, обусловлен сложными взаимными связями и одновременным, подчас, разнонаправленным изменением составляющих. Причем, невозможно представить такой рост равномерно поступательным процессом. Это, безусловно, импульсивное развитие по циклической схеме, а также хаотичные колебания, не укладывающиеся в цикл. Отсюда и необходимость серьезных ограничений роста.

Ограничения осмысливаются и изменяются с движением от одной модели роста к другой. В устойчивой модели роста Медо- уза предполагаются следующие ограничения: 1.

Постоянный объем капитала и численности населения. Темпы рождаемости и смертности равны, как и темпы капиталовложений и амортизации. 2.

Все начальные и конечные значения - рождаемости, смертности, капиталовложений и амортизации капитала - минимальны. 3.

Уровни, на которых стабилизируется капитал и численность населения, и соотношение между этими уровнями устанавливает общество согласно своим потребностям. Когда технический прогресс откроет новые возможности, эти уровни можно свободно изменять и осторожно регулировать.

Эта модель позволила ввести в научный оборот термин «нулевой» экономический рост или «не растущий мир». Связано это с введением хотя бы одного из трех перечисленных ограничений. Все ограничения физического порядка: истощение запасов нево- зобновимых ресурсов, границы поглощающей способности среды, необходимость регулировать рождаемость. Все ограничения относятся к демографии, экологии, экономике. Все ограничения связаны с рационализацией использования прямых факторов экономического развития.

Основной вывод, который следует из работ Д. Медоуза, состоит в том, что «экспоненциальный рост спроса при ограничен- ном предложении ресурсов приводит к тому, что, в конечном счете, ресурсы будут исчерпаны, общество значительно ослабеет»1б.

В современных исследованиях экономического роста ограничения ресурсной базы моделей Римского клуба рассматриваются как чрезмерно жесткие. Медоузы и их коллеги не приняли во внимание существование мощного сектора возобновимых ресурсов, внимание акцентировалось на неверной предпосылке ограниченности всех ресурсов.

Стандартные же физические индикаторы при исследовании статического экспоненциального развития слишком пессимистичны, так как они не учитывают возможность расширения уже открытых месторождений. Следует принимать во внимание то, что сегодня в арсенале государственного регулирования достаточный набор прямых и косвенных методов регулирования использования ресурсов.

Дальнейшее исследование экономического развития связано с моделью World 3, которая содержит пять секторов: 1)

население; 2)

инвестиции; 3)

невозобновимые ресурсы; 4)

загрязнение; 5)

качество жизни.

Сектор невозобновимых ресурсов один из основных. Невозобновимые ресурсы определяются как минеральные ресурсы и ископаемое топливо, необходимое для промышленного производства. Запас невозобновимых ресурсов - это открытые и неоткрытые ресурсы этого вида. Начальный запас невозобновимых ресурсов фиксирован. В связке «запас-поток» последним является темп использования невозобновимых ресурсов промышленным сектором. Годовой выпуск промышленной продукции связан с формулой:

I = KiQj(l-Gr)/3, где Ki - основной капитал;

Qj- коэффициент, учитывающий убывание инвестиций при нехватке рабочей силы (Qj<=l).

Функцией G(R/Roo) задается влияние на объем производства данного сектора роста дороговизны добычи ресурсов с убыванием их запасов относительно их уровня Roo в начальный момент времени too16.

Истощение невозобновимых ресурсов увеличивает инвестиции в добывающую промышленность. Приведенная формула позволяет привести обратную связь в системе: истощение природных ресурсов - рост инвестиций в добывающую промышленность - снижение выпуска продукции обрабатывающей промышленности (при фиксированной величине Ki) - снижение расходов невозобновимых ресурсов на душу населения (при заданной величине Р) - снижение общего потребления невозобновимых ресурсов и изменения тенденций их истощения.

В растущей экономике последствия истощения природных ресурсов (перераспределения капитальных вложений в пользу добывающей промышленности, рост издержек производства) и последствия деградации окружающей среды могут оставаться практически незаметными долгое время.

Через 20 лет после первого исследования, увидевшего свет в виде первого доклада Римского клуба, вышла вторая книга Медо- уза "Новые границы роста" (1992 г.). Оценивая перспективы экономического развития, Медоуз исследует взаимосвязи факторов:

I - нагрузка на окружающую среду;

Р - население;

А - благосостояние (потребление на душу населения);

Т - технология (ущерб, нанесенный использованием конкретной технологии на единицу продукции).

Нагрузка на окружающую среду по Медоузу связывает перечисленные факторы следующим образом:

I=P А Т (IPAT).

Ограничения развития сводятся к таким: 1. Снижение рождаемости. Задача Юга. 2.

Ограничение потребления. Задача Запада. 3.

Совершенствование технологических процессов. Задача Востока17.

Можно утверждать, что в данной модели рассматриваются современные мировые взаимозависимости. Отличительная черта данной модели роста - анализ динамики потребления на душу населения. То есть экономическое развитие рассматривается как бы сквозь призму благосостояния. В то же время, не идет речи о структуре потребления, о том, насколько она рациональна, или экологична. Речь скорее о неравномерности распределительных процессов в рамках национальных образований и в более широких рамках, включая процессы глобального распределения.

В то же время, эти особенности не исследуются. Дается только постановка вопроса и не более того. Глубина проблемы подчеркивается уже тем, что глобальная сущность проблемы распределения уже созданного продукта стала предметом Нобелевского исследования.

Однако, несмотря на программы регулирования рождаемости, население мира растет достаточно ощутимо. Если в середине XIX в. оно вышло на рубеж 1 млрд., то в XX в. оно составит более 6 млрд. человек. Если рассматривать усредненную потребность одного человека в жилых помещениях и производственных площадях (100 кв.м.), инфраструктуре (100 кв.м.), сельхозугодиях (16600 кв.м.), лесе (700 кв.м.), то по расчетам Боброва на 100 млн. кв.км. суши (50 млн. суши непригодны для жилья) смогут комфортно разместится около 5,7 млрд. человек18.

«Энергетический» расчет, полученный делением площади суши на 80 млрд. «условных человек» (5,5 млрд. реально живущих плюс 74,5 млрд. «условно-энергетических» человек полученных делением произведенной в мире электроэнергии на энергопотребление одного человека), показал, что каждый кв. км земной суши испытывает воздействие 50 человек.

Еще А.В. Чаянов установил минимальный уровень обеспеченности для одного жителя государства земельными ресурсами. По его методике для нормальной жизнедеятельности необходимо, чтобы на одного жителя государства приходилось не менее 0,05 кв.км (т.е. на Ikb.km проживало не более 20 человек)19. Впоследствии данная методика была дополнена и подтверждена французскими экономистами Л. Столерю и С. Биле (1974 г).

Все эти цифры свидетельствуют о том, что человечество уже находится на грани допустимого воздействия на биосферу.

Работы Медоузов могут служить характерным примером базовой пессимистической модели экономического развития. Ресурсные ограничения и рост народонаселения является в них основой прогнозирования спада и кризиса мировой экономики. Исследование цепей обратных связей окружающей среды и экономики завершается выводом о невозможности преодоления указанных ограничений с помощью научно-технического прогресса.

Существуют модели, противоположные по духу. Они оптимистичны по содержанию. Характерным примером базовой оптимистической модели является модель Германа Кана, в которой продовольственные, энергетические и другие потребности растущего населения удовлетворяются за счет научно-технического прогресса и корректировки самих потребностей, всех без исключения, включая и экологические20.

Осмысление проблемы использования природных ресурсов и роста отходов производства и быта, позволяет авторам пессимистических сценариев развития выдвинуть идею сдерживания и даже прекращения экономического роста, необходимости сбалансирования экономической деятельности и экологических требований (К. Боудинг, Г. Дейли). Эта идея послужила достойным объектом обоснованной критики авторами всех последующих моделей.

В современных моделях идея «нулевого роста» используется для эколого-экономического анализа в рамках теории сильного устойчивого развития. Идея нулевого роста связана с неравномерностью экономического развития. Остановка роста может означать "увековечение пропасти между богатыми и бедными странами, либо производство в развивающихся странах будет расти за счет сокращения объёма производства в развитых странах".

Идея устойчивого развития в экстремистских эколого- экономических концепциях преобразуется в нулевой рост. Это возврат к природе, биологическое и культурное разнообразие, простые технологии, отказ от научно-технического прогресса и т.д. Особое внимание в этих концепциях уделяется нравственному совершенствованию, социальным, религиозным, духовным аспектам совершенствования человека. С.Н. Бобылев совершенно справедливо определяет эти концепции как экотопии.

Опираясь на многочисленные критические замечания и собственные соображения, касающиеся сложности глобальной системы, Пестель и Мессарович приступили к разработке иной модели мира на основе предложенной Месаровичем в конце 60-х гг. теории многоуровневых иерархических систем. Обосновывая свой подход, Месарович писал: «Чтобы надежно, достоверно и системно охватить весь комплекс факторов, связанных с проблематикой, модель должна иметь иерархическую структуру, где каждый уровень иерархии отражает эволюцию мировой системы в контексте, сформированном определенным набором законов и принципов»21. Экономическое развитие рассматривается в иерархической системе, имеющей следующие уровни (страты).

Первый уровень - геофизический (климат, земля, вода, природные ресурсы и т.д.)

Второй уровень - экологический (условия, обеспечивающие сохранность среды обитания человека).

Третий уровень - технологический (все виды деятельности от сельскохозяйственной до системы коммуникации и передачи энергии на расстояние биологическими и физическими методами).

Четвертый уровень - демоэкономический (включает демографические и народнохозяйственные процессы)22.

Эта модель представлена в рамках второго доклада Римского клуба.

Экономическое развитие видится как результат интеграции всех представленных страт, как движение сложной детерминированной системы, учитывающей как индивидуальные ценности, так и состояние окружающей среды. Такое развитие видится перспективным и описывается с помощью специального термина «органическое развитие».

Характеристиками органического развития являются: 1)

системность, то есть ни один элемент системы не должен развиваться в ущерб другому; 2)

многоаспектность и гармония целей развития; 3)

гибкость развития.

Органическое развитие предполагает динамическое равновесие на базе постепенного сокращения разрыва в уровне жизни бедных и богатых стран мира. Проблема состоит в том, что по некоторым расчетам, развитым государствам в ближайшее время следует ограничить прирост доходов на душу населения в среднем до 3,1 % при низкой демографической динамике.

Исследование развития основано в этом случае на изучении динамики прямых факторов экономического роста: затрат природных ресурсов, трудовых, научно-технических, информационных.

Модели Пестеля и Месаровича, Форрестера и Медоузов являются первыми моделями мировой динамики. На их критике, копировании и развитии основана дальнейшая разработка моделей развития с учетом экологического фактора.

Одной из самых важных проблем теории устойчивости и устойчивого развития являются исследования устойчивого эконо- мического роста, оценка уровня устойчивости системы, выделение границ устойчивости.

При исследовании проблем экономического роста существуют два взаимодополняющих подхода: 1.

Первый подход связан с проведением эмпирического анализа темпов экономического роста, выявлением источников экономического роста и количественными оценками вклада различных факторов роста. 2.

Второй подход направлен на анализ условий долгосрочного равновесия и устойчивости экономического развития и на выявление критериев оптимальности экономического роста. В рамках данного подхода предполагается построение формальных моделей, отражающих взаимодействие между затратами факторов, увеличением выпуска, сбережениями и инвестициями в процессе экономического роста.

Анализ вопроса об источниках роста преимущественно основывается на предпосылке, что принципиально возможны лишь два источника роста: увеличение предложения факторов производства и рост производительности факторов, отражаемый в изменении технологии производства.

Таким образом, данный вопрос сводится к выявлению количественных взаимосвязей между ростом предложения и производительности факторов, с одной стороны, и уровнем выпуска - с другой. Наибольшее распространение получили так называемые факторные модели экономического роста. Для построения факторной модели экономического роста используют агрегированную производственную функцию.

Производственная функция связывает величину выпуска в экономике с затратами факторов производства и уровнем технологии. В большинстве производственных функций выделяются три фактора экономического роста: труд, капитал и технический прогресс. Наиболее часто используется функция с постоянной отдачей от масштаба, которую можно выразить:

Y=T х f (N, К), (1.1)

где Т - параметр, отражающий уровень технологии.

Оценка экономической устойчивости прошла несколько этапов развития. Все представители экономико-математического направления делали попытки найти основные показатели экономической устойчивости. Так, создатель первой модели динамического равновесия Е. Домар в качестве универсального измерителя предлагает прирост инвестиций, поскольку условием динамического равновесия, по его мнению, является равенство: прирост денежного дохода (спрос) = приросту производственных мощностей (предложение)23. В формализованном виде это можно представить в виде уравнения:

Y=PS> (L2)

где I - ежегодные чистые капиталовложения; Д1 - ежегодный прирост чистых капиталовложений; S - доли сбережений в национальном доходе; Р - потенциальная средняя производительность капиталовложений, или капиталоотдача. Для определения уровня устойчивости нужно было рассчитать Д1/1 и умножить данное выражение на 100%. При величине ДМ *100%> 5% динамическая устойчивость считалась нормальной, при меньших темпах прироста инвестиций - недостаточной.

Р. Харрод предложил усовершенствованную оценку прироста инвестиций через величину капитального коэффициента (коэффициента капиталоемкости). Исходя из его динамической модели равновесия, данный коэффициент можно рассчитать следующим образом:

Gr = ТГ> (13) где Gr - коэффициент капиталоемкости; Gw - требуемый темп

роста экономики, устанавливаемый правительством государства (например, 0,03); S - доля сбережений в национальном доходе.

Определяя необходимый для желаемого темпа роста коэффициент капиталоемкости, государство ежегодно устанавливает требуемый уровень прироста инвестиций, а следовательно, по мнению Харрода, избегает снижения устойчивости. Недостатком оценки Домара и задания координат устойчивости Харрода является предположение ученых, что рост национального дохода является только функцией накопления капитала, а все прочие факторы игнорируются (НТП, изменение занятости, изменение структуры и степени организованности капитала и т.д.).

В классических много факторных моделях экономического роста основными показателями динамической устойчивости являются темпы прироста национального дохода и темпы объемов производства. В неоклассической модели Ч. Кобба и П. Дугласа (1922 г.) функция производства представлена следующим образом:

У = АКа if, АУ = —-100%, (1.4)

у 4 7

& о

где АУ - прирост объема производства макроэкономической системы; У1зУ0- объемы производства в текущем и предыдущем периодах; К - капитал; L - труд; А - коэффициент эластичности объема производства по затратам труда и капитала.

Эмпирическим путем Кобб и Дуглас установили, что увеличение затрат капитала на 1% вызывает приращение объема производства на 0,25%, а увеличение затрат труда на 1% увеличивает объем производства на 0,75%. По мнению ученых норматив АУиоРм = 3%> таким образом, если АУфакт > АУнорм, система

признается динамически устойчивой.

Безусловно, данный метод оценки является более объективным, поскольку учитывает несколько основных факторов экономической системы, но недостатком является то, что производственная функция Кобба-Дугласа учитывает только количественные сдвиги экономических факторов и не учитывает влияние качественных факторов, таких как технический прогресс, творческий труд, рост уровня образования и т.д.

В середине 40-х годов голландский экономист Ян Тинбер- ген интерпретирует формулу Кобба-Дугласа, добавляя в нее фактор времени, определяющийся уровнем развития технического прогресса:

y = AKal}-aert, (1.5)

где ег - фактор времени, г - индекс эффективности производства; t - индекс времени.

Данная функция признана большинством экономистов, но дискуссионными остаются три момента:

определение весовой значимости коэффициентов эластичности а и Р;

методика определения коэффициента г; определение нормативного темпа прироста производства (НД), обеспечивающего оптимальные параметры экономической устойчивости.

Бесспорным достоинством метода Я. Тинбергена является возможность определить темпы роста технических изменений. В экономической литературе насчитывается не менее семи методов

определения показателя еп.

В 1957 г. была предложена Р. Солоу факторная модель экономического роста, которая рассматривает в качестве одного из результатов моделирования равновесное потребление, то есть показатель напрямую связанный с конечной целью экономического роста. Кроме того, модель Солоу охватывает большую совокупность факторов экономического роста, а нормативный характер модели позволяет не только давать пассивный прогноз или объяснять наблюдаемые факты, но и также показывает желаемое состояние экономики. Анализ и количественная оценка темпов роста, а также вклада различных факторов в данной модели Солоу основаны на преобразовании функции (1.1) в следующий вид:

Ay . AN AK AT

— = (\-a) + a + , (1.6)

у N К T

где (1-a), a - доли труда и капитала в доходе.

Уравнение выражает суммарную оценку вклада роста затрат факторов и технического прогресса в увеличение выпуска. Вклад труда и капитала отражен в первых двух членах правой части уравнения и равен произведению темпа прироста каждого из факторов на его долю в доходе.

Последний член правой части уравнения называемый остатком Солоу, отражает вклад технического прогресса. Результаты, которые получил Солоу, используя данную модель при анализе экономического роста в США за период 1909-1949 гг., достаточно интересные. Оказалось, что основная часть прироста национального дохода была обеспечена не приростом факторов, а техническим прогрессом. Позднее его выводы были подтверждены другими исследователями (Е. Денисоном, С. Кузнецом, Дж. Кендри- ком и другими)24.

Основной вывод, который можно сделать по результатам анализа в рамках факторных моделей экономического роста, состоит в том, что инвестиции в капитал являются хотя и важным, но не единственным источником экономического роста.

Кроме того, представление остатка Солоу, как выражение исключительно технического прогресса, достаточно условно. Следует учитывать, что в реальности существует множество факторов, оказывающих влияние на экономический рост. Поэтому остаток Солоу более конкретно представлять как выражение вклада совокупности факторов, не поддающихся непосредственному измерению и формализации. Сказанное привело к необходимости более серьёзного и детального анализа источников и факторов экономического роста.

К настоящему времени разработаны десятки моделей экономического роста, в каждой из которых выделяются определен- ные ключевые факторы. Если провести обобщение, то можно выделить три основные группы факторов экономического роста: 1.

Факторы предложения, которые являются основными в большинстве из известных моделей экономического роста: •

природные - количество и качество природных ресурсов; •

капитал - количество и качество применяемого капитала; •

труд - количество и качество трудовых ресурсов; •

человеческий капитал - количество и качество трудовых ресурсов, не поддающиеся формальной оценке; •

технологические - отражающие технический прогресс; •

институционально-организационные - факторы организации (впервые предложенные Маршаллом); •

факторы, отражающие общественные институты; факторы, выражающие социокультурные традиции (по определению, данному М. Вебером) •

информационные (в последнее время имеют все возрастающее значение). 2.

Факторы спроса: факторы, обеспечивающие рост уровня совокупных расходов в целях полного использования производственного потенциала. 3.

Факторы распределения: факторы, обеспечивающие оптимальное распределение ресурсов.

В рамках второго подхода основное внимание уделяется выработке параметров устойчивости развития и определению критериев оптимальности экономического роста. Устойчивость развития интерпретируется как возможность достижения экономикой долгосрочного динамического равновесия. При этом рассматриваются два ключевых вопроса. Во-первых, каковы условия долгосрочного равновесия, и, во-вторых, имеет ли экономика механизмы, позволяющие обеспечить долгосрочное равновесие без вмешательства государства.

Условия долгосрочного равновесия практически во всех моделях экономического роста постулируются одинаково, через достижение динамического равновесия на рынке капитала, условие которого сводится к равенству прироста инвестиций приросту сбережений. При этом необходимым условием динамического равновесия выступает достижение в каждый момент времени устойчивого стационарного состояния (steady state), под которым понимается наличие некоторого равновесного уровня капиталовооруженности, обеспечивающего статическое равновесие.

Однако по вопросу достижения данного условия имеются определенные концептуальные расхождения. Так, в неоклассических моделях экономического роста доказывается, что экономика имеет внутренние механизмы поддержания как стационарной устойчивости, так и динамического равновесия. В кейнсианских же моделях, напротив, иллюстрируется присущая экономике имманентная нестабильность и обосновывается необходимость государственного вмешательства.

Можно сказать, что начался новый этап развития теории устойчивости и устойчивого развития. Решение проблем экономического роста, глобальной катастрофы, устойчивого развития связало воедино несколько видов угроз человечества: экологические, социальные, политические, экономические. Стал очевидным факт невозможности расчленения этих проблем, поскольку экономика, развивающаяся сама по себе, слабо регулируемая государством и основанная только на рыночных интересах, способна завести человечество в тупик.

Обобщая «плюсы» и «минусы» существующих современных подходов к решению проблем устойчивости, можно сказать, что представители экономического подхода показывают какую модель нужно построить, с какими пропорциями и критериями равновесия, а приверженцы экологического подхода и прежде всего представители «Римского клуба» акцентируют внимание на том, как и почему нужно осуществлять построение устойчивой модели экономики.

Если раньше скорость прироста населения Земли была пропорциональна квадрату его численности, то в течение ближайших десятилетий произойдет стабилизация темпов прироста, а затем - численность населения достигнет предельного значения (10-14 млрд. чел. - по экспертным оценкам). Период экстенсивного развития человечества заканчивается.

Основным направлением развития должны стать улучшение качества жизни и повышение устойчивости развития общества, а основным объектом инвестиций - человек.

Цели требует изменения мировоззрения человека, системы ценностей, индивидуальной и общественной структуры. Новое представление о безопасности не может быть построена только на заповедях, адресованных каждому человеку. Необходимы новые постулаты постиндустриального мира, обращенные к обществу, государству и цивилизации.

В обеспечении безопасности нет доминирующих проблем. Их последовательное решение не может привести к успеху. Управлять безопасностью можно только комплексно. Одним из важнейших принципов достижения комплексной безопасности является сохранение самоорганизационной способности общества, повышения устойчивости развития. При этом в общественной самоорганизации интересы человека постоянно должны находиться на первом плане. Складывается впечатление, что на пороге нового столетия человечество охвачено фатальным чувством неопределенности.

Необходимо упомянуть демографический взрыв в южных странах, вероятность значительных изменений в мировом климате, ограниченность ресурсов и ненадежность сохранности мирового продовольствия, сомнения относительно наличия энергоресурсов и различные перемены в геополитической ситуации, загрязнение окружающей среды, неравномерность развития мирового сообщества. Все они взаимодействуют в комплексе мировой проблематики. Этот комплекс мировой проблематики широко рассматривается в Первом докладе (отчете) Римского клуба, основателем которого является Ауреллио Печчеи. Римский клуб, приводит, неоспоримый факт: мировое экономическое неравенство, крайняя бедность и чрезмерное богатство несут всякого рода напряженности и конфликты. Они и есть признаки первой глобальной революции, они иллюстрируют ту неопределенность, которой проникнуто будущее планеты. Но Римский клуб рассматривает современные пе- ремены и угрозы как первую глобальную революцию. (Отчет Римского клуба. М., 1994 г.).

Нельзя не согласиться с тем, что переход от первобытнообщинного строя к оседлому фермерству занял тысячелетия, английская Промышленная революция, начавшаяся два века назад, географически до сих пор не завершена. Жесткие перемены наших дней происходят повсеместно. Появляется новое общество из блока старых обществ, зачастую архаичных и декадентских; его развитие сложно и неопределенно. Как никогда важно смотреть дальше насущных проблем. Простая экстраполяция существующих тенденций не дает реальных ответов. Однако в работе Э. Пестеля "За пределами роста" предложена интерактивная имитационная модель, представляющая варианты сценариев, которые имеют огромное значение для определения того, чего следует избегать.

Сегодня мы все более осознаем, что человечество, преследуя материальную прибыль от эксплуатации природы, стремительно приближается к разрушению планеты. Постоянно существующая опасность ядерных разрушений, хотя и уменьшившаяся сейчас, а также возможность необратимых климатических изменений и их последствий, представляют собой близкую угрозу. Такие компоненты современной проблематики глобальны по характеру, и даже крупные державы не справятся с ними в одиночку. Стало насущно важным новое видение проблемы, более точно отвечающее нашему быстро меняющемуся времени. Эйнштейн как-то сказал, что фундаментальную проблему невозможно решить, если стоять на том же уровне мышления, который породил проблему. Оглядываться в прошлое в поисках путеводной нити - занятие бесперспективное: общество, как и сама природа, непрестанно эволюционирует, изменяется, трансформируется. Эрвин Ласло25 считает, что человечеству предстоит обрести тождество и ту роль, которые необходимы для того, чтобы мы могли жить в третьем тысячелетии. Нам необходимо выработать новое сознание.

Некоторые проблемы приобрели уже такие масштабы, что их успешное разрешение невозможно. Если мы не начнем дейст- вовать немедленно, то будет слишком поздно. Ростки перехода к устойчивому развитию медленно пробивались многие годы, в течение которых возникли условия сложности, неопределенности и быстрых перемен, которые начинают подавлять способность системы мирового управления.

Концепция устойчивого развития, восходит к идее «устойчивой» (равновесной) экономики (steady-state economy), предложенной еще в начале 70-х, хотя корни ее уходят в более далекое прошлое. Эта концепция легла в основу известного доклада Комиссии Брундтланд (международная комиссия по окружающей среде и развитию), опубликованного в 1987 г., получила вскоре поддержку ООН, а в 1992 г. Вторая конференция ООН по окружающей среде и развитию рекомендовала правительствам всех государств разработать собственные национальные стратегии устойчивого развития.

Концепция устойчивого развития возникла в поисках ответа на глобальные вызовы современности. Она получила международное признание после того, как в 1987 г. был опубликован доклад Международной комиссии по окружающей среде и развитию (Комиссии Брундтланд) — «наше общее будущее». Согласно определению комиссии, это «такое развитие, которое удовлетворяет потребности настоящего времени, но не ставит под угрозу способность будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности».

Выводы Комиссии Брундтланд дали новый импульс дискуссиям, которые начались в предшествующие годы и продолжаются поныне. Здесь можно выделить несколько этапов. Сначала (1970-е гг.) на первом плане оказались проблемы ресурсных ограничений роста; затем (1980-е гг.) вперед выдвинулись проблемы окружающей среды и глобальной экологической угрозы; в последнее время (1990-е гг.) все больше утверждается понимание того, что устойчивое развитие имеет и не менее значительное социальное измерение. Имеются в виду, например, обостряющиеся проблемы структурной безработицы, увеличения социальных расходов в связи со «старением» населения и обусловленного этим государственного долга, бремя которого все больше перекладыва- ется на будущие поколения. Если добавить к этому политическое, правовое и нравственное изменение проблемы устойчивости, то необходимость многомерного подхода к ней станет еще более очевидной.

С тех пор вокруг термина «устойчивое развитие» не прекращаются споры. Его английский оригинал (sustainable development) подвергается критике как словосочетание, сомнительное с точки зрения формальной логики. Что касается принятого у нас русского перевода, то он не передает адекватным образом смысл исходного английского термина, означающего «развитие, которое может поддерживаться неопределенно долгое время». В русском языке нет точного семантического эквивалента этого понятия, его можно перевести и как «постоянно поддерживаемое», «допустимое», «сбалансированное», «приемлемое» развитие.

Некоторые исследователи предпочитают использовать другое понятие - коэволюция природы и общества. Причины экологических и иных глобальных угроз коренятся в самой природе современного общества. Ключевым с этой точки зрения является вопрос о роли и месте рынка в системе общественных отношений. Адаптационные возможности свободного рынка сами по себе не обеспечивают устойчивости, напротив - они «работают», скорее, в противоположном направлении. Цели и ценности устойчивого развития превозносятся «извне» рыночной экономики. Смысл устойчивого потребления раскрывается в противопоставлении феномену сверхпотребления. Потребительское общество ориентирует на максимизацию потребления, на стремление «иметь больше». В основе устойчивого потребления лежит принцип «достаточности». Рационализация потребления в соответствии с критерием «достаточности» предполагает соответствующие изменения в ценностной ориентации, в стиле жизни. Требование смены способов потребления адресуется в первую очередь промышленно развитым, богатым странам. Под устойчивым качеством жизни в данном случае понимаются такие жизненные блага, которые а) покрывают минимальные базовые потребности, б) превосходят их в той мере, в какой это улучшает качество жизни (избыточное количество не будет устойчивым и в конечном счете вызовет ухудшение), в) включают такие элементы, как здоровый образ жизни, возможность трудоустройства, доступность образования и медицинских услуг, благоприятная окружающая среда, личная безопасность, участие в общественных делах, самореализация личности (20. С.32-33). Речь идет о новых концепциях процветания, которые позволили бы обеспечить более высокий стандарт качества жизни путем изменения образа жизни, о новых моделях экономического роста, которые зависели бы в меньшей степени от ограниченных ресурсов Земли, и лучше соответствовали бы ее возможностям жизнеобеспечения. Концепция устойчивого развития выдвигает на первое место качество жизни. Для качественной жизни прежде всего требуется гарантированное удовлетворение базисных потребностей.

Устойчивое человеческое развитие возможно только при УСЛОВИИ формирования разумных потребностей человека. Разумна такая система потребностей, где материальные и духовные потребности сбалансированы в соответствии с экологическим императивом.

<< | >>
Источник: А.Б. ЧИМИТОВА, Е.А. МИКУЛЬЧИНОВА. Вопросы устойчивого и безопасного развития экономики региона: Учебное пособие. - Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ.-216 с.. 2007

Еще по теме Предпосылки и этапы формирования концепции устойчивого развития как цивилизационного императива:

  1. Формационная и цивилизационная концепции общественного развития
  2. Глава I КОНЦЕПЦИЯ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ КАК БАЗИС СТАНОВЛЕНИЯ ПРИРОДОРЕСУРСНОГО ПРАВА
  3. Предпосылки формирования VII социогуманитарного технологического уклада как базиса инновационного развития России
  4. Глобальные экологические проблемы, типы эколого-экономического развития и концепция устойчивого развития
  5. 7.2. Основные предпосылки и этапы развития управления персоналом
  6. 3.3. Социальная составляющая концепции устойчивого развития
  7. Концепция 'устойчивого развития'
  8. 3.2. Экологическая составляющая концепции устойчивого развития
  9. Тема 3. Основные составляющие концепции устойчивого развития
  10. 3.1. Экономическая составляющая концепции устойчивого развития
  11. Глава 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ КОНЦЕПЦИИ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ
  12. 3.4. Духовно-этическая составляющая концепции устойчивого развития
  13. Экономическая безопасность региона в рамках концепции устойчивого развития
- Регулирование и развитие инновационной деятельности - Антикризисное управление - Аудит - Банковское дело - Бизнес-курс MBA - Биржевая торговля - Бухгалтерский и финансовый учет - Бухучет в отраслях экономики - Бюджетная система - Государственное регулирование экономики - Государственные и муниципальные финансы - Инновации - Институциональная экономика - Информационные системы в экономике - Исследования в экономике - История экономики - Коммерческая деятельность предприятия - Лизинг - Логистика - Макроэкономика - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги - Оценка и оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Прогнозирование социально-экономических процессов - Региональная экономика - Сетевая экономика - Статистика - Страхование - Транспортное право - Управление затратами - Управление финасами - Финансовый анализ - Финансовый менеджмент - Финансы и кредит - Экономика в отрасли - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая теория - Экономический анализ -