<<
>>

§73 I. ДОГОВОР. D. ПОСЛЕДСТВИЕ. НОРМАЛЬНОЕ ПОСЛЕДСТВИЕ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

Представленная система исковых договоров может считаться полным изложением содержания древнего jus civile, следовательно, юридическим материалом, составлявшим не результат научной деятельности древних юристов, а, напротив, ее основание.
Систему эту необходимо дополнить некоторыми историческими соображениями. A. Verborum obligatio. Общая и обыкновенная форма такого договора первоначально состояла из соединения двух различных юридических сделок: а) nexum, символическое взвешивание наличных денег, понимаемое как заем; Ь) устный вопрос и согласный с ним устный ответ. Nexum рано было отменено по lex Poetelia; уцелели только вопрос и ответ, сохранившиеся до эпохи Юстиниана под именем stipulatio как употребительнейшая и любимейшая форма договорных сделок у римлян®. В действующем римском праве стипуляции, в смысле особого договора, более не существует, а потому и необходимо здесь же сделать очерк ее исторического развития. Для применения стипуляции мало-помалу выработались следующие облегчения: 1. Вместо первоначального выражения вопроса и ответа только на латинском языке впоследствии дозволялось употреблять ино- а Подробное исследование этих принципов можно найти в следующих местах: System, т. 5, приложение XIV, Num. X, и Savigny, Vermischte Schriften, т. 2, Num. IX, стр. 402^25. странные языки и даже различные для вопроса и ответаь. Это изменение идет рука об руку с допущением к стипуляции и перегриновс. 2. Первоначально требовалось согласие в словах вопроса и ответа. Впоследствии для законности и действительности стипуляции стало необходимым только согласие не в словах, а в смысле и содержании речиа. Многие считают указанные перемены результатом закона императора Льва®, но это неверно. Последний закон только случайно говорит об этих изменениях, которые были вызваны гораздо раньше практическою необходимостью и признаны древними юристами. Было бы еще несправедливее и неосновательнее думать, что вследствие всех происшедших изменений стипуляция перестала быть формальным чисто положительным договором. На самом деле требование личного присутствия обеих сторон, сопровождаемого устными вопросами и ответами, никогда не прекращалось246; то же следует сказать о необходимости совершить акт в сплошной промежуток времени, т. е. не прерывая его постороннею сделкою247. 3. Наконец, последнее облегчение состояло в следующем: письменный документ, свидетельствующий о заключении стипуляции, вел за собою строгое предположение о точном соблюдении стипу- ляционной формы, которое можно было устранить только неопровержимым доказательством противного248 (например, отсутствием одной стороны). Отсюда подобному документу в большинстве случаев на деле приписывалась полная сила стипуляции, следовательно, в практике он заменял ее до некоторой степени. К общей форме verborum obligatio, весьма важной в римском праве, примыкают еще две специальные, относящиеся к отдельным юридическим сделкам: dotis dictio и operarum promissio со стороны вольноотпущенного249.
B. Literarum obligatio. В основании ее лежал национальный обычай, в силу которого каждый римский гражданин должен был вести и вел общие домовые реестры по всем денежным сделкам. С переменою обычаев исчез и этот договор, и если по институциям Юстиниана literarum obligatio причисляется, по-видимому, к числу употребительнейших договорных форм, то это не более как произвольное распространение древнего названия на юридический институт, имеющий в сущности совершенно иной характерк. C. Re contracta obligatio. В древней первоначальной системе это обязательство ограничивалось четырьмя отдельными случаями, имевшими, впрочем, следующий общий признак. Обязательство должника возвратить вещь обусловливалось первоначальною передачею ее со стороны кредитора. При таком положении дела естественно было возвести указанный признак в отвлеченный принцип, в силу которого все однородные или даже подобные случаи считались самостоятельными контрактами, защищаемыми цивильным иском. В самом деле, подобное правило и было введено доктриною древних юристов и даже в таком виде, что упомянутый признак понимался в форме несколько обобщенной и не ограничивался только простым возвращением вещи, но распространялся даже на новую передачу250. Сверх того, первоначальное удовлетворение кредитора, как и последующее удовлетворение должника (предмет договорного иска) могло состоять не только в передаче чего-либо (dare), но и в обязанности что-либо сделать (facere). Таким образом, в этой вновь введенной re contracta obligatio получилось четыре класса. Do ut des. Do ut facias. Facio ut des. Facio ut facias. Принципы эти во всей их общности признаны нашими источниками. Но весьма возможно и даже вероятно, что такой общности они достигли только мало-помалу и после многих контроверз251. Многие из новейших юристов называют рассмотренные договоры contractus innominati, но такого названия в источниках не встречается252. Для понудительного исполнения этих договоров нет отдельных исков, применяющихся в каждом частном случае (каковы, например, actio commodati, depositi и проч.); есть один только иск, охватывающий все случаи, под именем actio praescriptis verbis или in factum civilis. Такого рода договоры с сейчас упомянутым иском допускались, однако же, только тогда, когда не имелось по первоначальной системе никакого другого иска. Например, исполнение продажи или найма одною стороною никогда не сопровождалось переходом этих договоров в новый вид, защищаемый посредством actio praescriptis verbis. В том не было никакой надобности, так как договоры эти сохраняли свою первоначальную природу и свойственные им иски: actio emti, locati и т. д. Actio praescriptis verbis имела место только в тех случаях, когда существование контракта было несомненно, а между тем сама сделка, примыкая к двум контрактам, являлась по природе своей неопределенной, когда, следовательно, представлялась необходимость устранить таким путем неважное с практической стороны сомнение0. D. Consensu contracta obligatio. Сущность этого обязательства состояла в том, что в некоторых частных случаях простой неформальный договор сам по себе становился исковым (§ 72, i). Это было исключением из древнего принципа и допускалось, по древней системе, в четырех специальных случаях, с течением же времени исключение это распространилось еще на следующие: 1. Совершенно особый договор эмфитевзиса. Долго спорили не о том, принадлежит ли эмфитевзис к исковым контрактам (что было несомненно), но о том, есть ли этот договор продажи или аренды? Спор решился законом императора Зенона в том смысле, что он не купля и не аренда, а должен считаться особым контрактом, занимающим середину между нимир. 2. Более общий характер представляют следующие распространения. Они относятся прежде всего к pacta adjecta. Когда к контрак- туЬопае fidei в момент его заключения (incontinent) присоединялись дополнительные обязательства, чуждые содержанию договора, то тем не менее и они защищались договорным иском4. 3. Некоторые случаи неформальных договоров были объявлены исковыми преторским эдиктом. К этой категории относится обещание решить тяжбу между двумя посторонними лицами в качестве третейского судьи1; далее: обязанность хозяев, извозчиков и кора- белыциков ответствовать за вверенные им вещи5; наконец, самый общий и важный случай — неформальное обещание отвечать по какому-либо долгу, своему или чужому, хотя бы он до того времени был неисковым (constitutum)253. Новые ученые называют эти договоры pacta praetoria254. 4. Другие случаи неформальных договоров были объявлены исковыми вследствие императорских конституций. Новейшие юристы неправильно называют их pacta legitima (§ 52, i). Сюда относится неформальное обещание совершить дару; далее, неформальное обе- W щание приданого . Таким образом, последние разряды упомянутых договоров имели характер древних consensu contractae obligationes, представляя простое расширение понятия последних. Если наши источники не относят их к этой категории и не называют одним именем, то это объясняется просто тем, что они не принадлежали к системе древнего jus civile, а обязаны своим существованием позднейшему праву и другим источникам255. Для дополнения наших соображений об историческом развитии договоров необходимо еще установить терминологию источников. Мы уже заметили вообще, что в системе древнего цивильного права contractus означал исковой договор, pactum — неисковой (§ 72). Исковым же с точки зрения этой системы мог называться только такой договор, который защищался иском древнего цивильного права. Однако же историческое развитие, как мы указали, привело к тому, что с течением времени и независимо от древнего гражданского права еще некоторые договоры, кроме древних contractus, сделались исковыми. Обстоятельство это не изменило древней терминологии и границы между contractus и pactum оставались все те же самые, но более уже нельзя было означать словом pactum вообще неисковые договоры. Многие pacta и самые важные стали на деле исковыми и им не доставало только коллективного названия, так что с этого времени древние термины являются уже неполными и неудовлетворительными256'. В заключение нам остается еще упомянуть о некоторых уклонениях от господствующей терминологии, встречающихся в разных текстах древних юристов, но не получивших общего признания. Так, во многих текстах выражение contractus вообще употребляется для указания источника происхождения обязательств, даже не исключая и деликта2. В других текстах это широкое значение несколько сужено: contractus обозначает только юридически сделки, т. е. контракты и quasi-контракты, но не деликтаа. В некоторых текстах contractus имеет, напротив, значение более узкое сравнительно с господствующей терминологией; под ним разумеют только bonae fidei contractus, за исключением стипуляции и ьь займа . Наконец, в одном тексте это выражение имеет еще более узкое значение и обнимает только consensu contractae obligationescc. Мы коснулись перечисленных уклонений только для полноты, так как они не имели влияния ни на систему вообще, ни на отдельные практические правила.
<< | >>
Источник: Савиньи Ф. К.. Обязательственное право. 2004

Еще по теме §73 I. ДОГОВОР. D. ПОСЛЕДСТВИЕ. НОРМАЛЬНОЕ ПОСЛЕДСТВИЕ (ПРОДОЛЖЕНИЕ):

  1. §74 I. ДОГОВОР. D. НОРМАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  2. §75 I. ДОГОВОР. D. НОРМАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  3. §77 I. ДОГОВОР. D. НОРМАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ. ДЕЙСТВУЮЩЕЕ ПРАВО(ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  4. §78 I. ДОГОВОР. D. НОРМАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ. ДЕЙСТВУЮЩЕЕ ПРАВО (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  5. §80 I. ДОГОВОР. D. ПОСЛЕДСТВИЕ. УСИЛЕННОЕ ПОСЛЕДСТВИЕ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  6. §72 I. ДОГОВОР. D. ПОСЛЕДСТВИЯ. НОРМАЛЬНЫЕ ДЕЙСТВИЯ
  7. §76 I. ДОГОВОР. Д. НОРМАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ. ДЕЙСТВУЮЩЕЕ ПРАВО
  8. §79 I. ДОГОВОР. В. ПОСЛЕДСТВИЕ. УСИЛЕННОЕ ПОСЛЕДСТВИЕ
  9. §81 I. ДОГОВОР. D. ПОСЛЕДСТВИЕ. ОСЛАБЛЕННОЕ ПОСЛЕДСТВИЕ
  10. Последствия
  11. Оценка Величины последствий
- Право интеллектуальной собственности - Авторсое право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Защита прав потребителей - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - Коммерческое право - Конституционное право России - Криминалистика - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право Европейского Союза - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Правоприменительная практика - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Теория права - Трудовое право‎ - Уголовное право России - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право‎ - Экономические преступления - Юридическая этика - Юридические лица -