<<
>>

§59 I. ДОГОВОР. В. ЛИЦА. ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

В дополнение изложенного учения о представительстве необходимо рассмотреть еще один случай, отличный от последнего по сущности, хотя аналогичный с ним по форме: когда два лица заключают договор, из которого возникает для третьего лица, не состоящего с прямым контрагентом в отношениях представительства, какое-либо право или обязанность (§ 53).
Этот случай можно представить себе в следующем виде: Гай обещает Тицию, что Сей получит или, наоборот, уплатит известную сумму денег. Если Сей выдал доверенность на совершение сделки, то случай сведется к предыдущему, к представительству; но мы предполагаем, что он не давал доверенности, и что ничего даже не знает о сделке. Будет ли договор иметь в этом случае последствия и какие? В первой форме случай этот возбуждает следующий простой вопрос, именно: должно ли третье лицо принять на себя обязанность, например, уплатить деньги. Само собою разумеется, что никто посторонний не может принудить третье лицо к уплате помимо его воли. Об этом правиле упоминается не раз, причем ясно указывается, что и тот, кто обещает действие третьего лица, ни к чему сам не обязывается3 на том естественном основании, что он не желал обещать и не обещал своего собственного действия. Совершенно иначе представляется случай этот во второй форме: если третье лицо приобретает право, например, получить деньги, то было бы весьма естественным в интересах третьего лица признать договор в силе и снабдить его иском. Здесь существует соглашение а § 3 J. de inut. stip. (3. 19); L. 38pr.; L. 83 pr. de V. O. (45. 1). Во всяком случае, подобный договор может получить силу двумя косвенными путями: 1) когда я подвергаюсь неустойке на случай неисполнения третьим лицом обещанного действия. § 21 J. de inut. stip. (3. 19); L. 38, § 2 de V. О. (45. 1); 2) когда я обещаю хлопотать об исполнении третьим лицом действия. Отсюда возникает против меня иск об убытках за неисполненное действие. § 3 J. de inut. stip. (3. 19); L. 14, § 2 de pec. const. (13. 5); L. 81 pr.; L. 83pr. de V. O. (45. 1 );L. 19 ratam rem (46. 8). обоих контрагентов и можно легко допустить, что и третье лицо охотно изъявило согласие на договор, клонящийся к его выгоде. Мы находим, однако, в наших источниках решительное правило, что договор такого рода безусловно ничтожен, как по отношению к контрагенту, желавшему выговорить известного рода выгоду для третьего лица, так и для последнего, которое могло бы воспользоваться этою выгодою. Никто из них не приобретает иска по такому договору: контрагент потому, что не желал приобрести права лично для себя, а третье лицо — потому, что подобный результат юридически невозможен13. Хотя из этого правила и сделано много исключений, но само оно тем не менее остается непоколебимым. Прежде всего необходимо найти этому правилу основание и выделить из него все, что могло бы привести к противоположному выводу. Основание состоит в том, что обязательства вообще, как ограничение естественной свободы, пользуются охраною закона только в случае удовлетворения ими какой-либо насущной потребности гражданского оборота; потребность же эта ведет к установлению прав только для контрагентов, а не для третьего лицас.
Таким образом, основание его существенно отличается и от весьма ограниченных принципов представительства древнего права, и от исторического развития, уничтожившего впоследствии эти ограничения (§ 54). Само правило признано во многих текстах наших источников6. Важнейший из них принадлежит Павлу6: Quaecumque gerimus, cum ex nostro contractu originem trahunt, nisi ex nostra persona obligationis initium sumant, inanem b L. 26 C. de j. dot. (5. 12): «nec sibi, cessante voluntate nec tibi, prohibente jure, quaerere potuit actionem». L. 6 C. si quis alt. (4. 50): «emti actionem nec illi, nec tibi quaesisti: dum tibi non vis, nec illi potes». c L. 38, § 17 de V. O. (45. 1): «Alteri stipulari nemo potest... inventae sunt enim hu- jusmodi obligationes ad hoc, ut unusquisque sibi adquirat, quod sua interest: ceterum, ut alii detur, nihil interest mea». Этот текст воспроизведен также и в § 19 J. de inut. stip. (3- 19). Такое суждение связано с изложенным выше принципом, что обязательства Не должны быть поощряемы, см. выше § 2, g. Весьма подробно говорит об этом Рациональном основании нашего правила Donellus, Lib. 12 С. 16, § 9, 10. §4J. de inut. stip. (3. 19); Gajus III, § 103; L. 38, § 17 de V. O. (45. 1); L.9, §4 de reb. cred (12. 1); L. 73 §4 de К J. (50. 17). eL. 11 de O. etA. (44. 7). 14 Зэк 3i84 actum nostrum efficiunt: et ideo neque stipulari, neque emere, vendere, contrahere, ut alter suo nomine recte agat, possumus. Смысл слов: ex nostro contractu имеет решительное значение для объяснения текста. Они могут быть поняты только так: если я заключаю договор от собственного имени, не в качестве представителя другого лица; в противном случае, если я договариваюсь от имени и по доверенности другого, то это будет уже не noster contractus: тогда я только minister или nuncius другого лицаг О таких контрактах Павел говорит, что они не влекут за собою никаких последствий (inanem actum nostrum efficiunt), если только не имеют целью сделать самого меня кредитором (nisi ex nostra persona obligationis initium sumant). Все это не служит препятствием к непосредственной затем передаче моего права третьему лицу; только последнее предъявит тогда иск не suo nomine, но, подобно всякому цессионарию, в качестве моего поверенного (mandatar). Последствием будет установление юридических отношений, изложенных мною выше (§ 57) для случая представительства второго рода, когда представитель заключает договор не в этом качестве, а от собственного имени, хотя бы даже с целью осуществления полученной доверенности. Изложенный принцип относится, как ясно выражается Павел, не только к формальным, но и к неформальным договорам. Историческое развитие начала представительства (§ 56) не имело поэтому на него влияния и он является неизменным и в юстиниановском, и в нашем праве. Сверх того, он применим не только к искам, но и к простым эксцепциям, которые могли быть приобретены по договору f Ср. § 57 Ь, с. Ученые, вообще отрицающие возможность прямого представительства, относят, напротив, эти слова к случаю представительства (§ 58, d) и видят в них доказательство, что и при неформальных контрактах представительство исключалось. Таковы: Мюленбрух, § 10; Пухта, Vorlesungen, § 273 и Бухка, стр. 3. Пухта говорит, что, по нашему объяснению, самый текст выходить весьма наивным. Но он не наивнее многих других текстов, приведенных мною выше в прим. Ь и d, существование которых мы однако допускаем. Нужно согласиться с тем, что правило об obligatio per liberam personam non adquirenda (§ 54, d; § 57, b, с) двусмысленно; что, по своей формуле, оно приложимо и к предлежащему случаю, и к свободному представительству. Быть может, древние юристы представляли себе не совсем ясно различие между обоими случаями. для третьих лиц8. Много спорили по поводу вопроса о результатах стипуляции, когда она совершалась отчасти для себя, отчасти для третьего лица (mihi et Titio). Некоторые признавали иск всецело за фигурировавшим в стипуляции, другие, вследствие формальной природы стипуляции, признавали за ним право только на половину иска; последнему мнению Юстиниан отдал предпочтение в Институциях11. Напротив, неформальный контракт, допускающий более свободное обсуждение, в подобном случае предоставляет право на полный иск действующему лицу и добавление о третьем лице совершенно игнорируется211. Теперь следует указать на исключения из правила, из которых, впрочем, большинство и важнейшие только кажущиеся. При внимательном их рассмотрении оказывается, что либо третье лицо не может считаться истинным кредитором, либо участвующий в договоре представляется не настоящим контрагентом, а только (более или менее замаскированным) представителем, так что в обоих случаях не существует необходимых условий для применения правила. I. Случаи, когда право иска приобретает договаривающийся, а не третье лицо. А. Если по содержанию договора третье лицо не имеет значения управомоченного кредитора и является только лицом, по отношению к которому обещанное удовлетворение может быть совершено с теми же последствиями, как и по отношению к самому кредиторук. Это не составляет исключения в собственном смысле слова из установленного выше правила, а только специальное замечание о свойстве исполнения. Впрочем, необходимо, чтобы такая цель удовлетворения прямо вытекала из содержания договора1. Простое упоминание о ней недостаточно для обеспечения силы договора, который иначе подойдет под условия нашего правила, и, следовательно, ничтожен. B. Удовлетворение, представляемое третьему лицу, совершается не к выгоде последнего, а самого договаривающегося111. Сюда относятся следующие частные случаи: Когда третье лицо было сыном или рабом договаривающегося. Такие лица не должны были, да и не могли, вообще ничего приобретать для себя, а только для отца семейства (заключавшего в этом случае договор). Когда третье лицо служит управляющим или кассиром договаривающегося, т. е. простым орудием для получения удовлетворения. Когда третье лицо есть кредитор договаривающегося, требующий удовлетворения; последнее в конце концов все-таки поступает в пользу договаривающегося. Случаи второй категории не отличаются существенно от случая, входящего в первую (так называемого adjectus); все различие между ними сводится к чисто внешнему обстоятельству, что adjectus употребляется обыкновенно в интересе должника для облегчения удовлетворения. C. Наконец, результат, о котором мы говорим, может быть достигнут непрямым путем, когда удовлетворение, производимое третьему лицу, считается не правом последнего, а только условием, неисполнение которого дает кредитору права требовать с должника неустойку11. II. Случаи, когда третье лицо, а не договаривающийся, приобретает право иска. А. Если сын стипулирует за отца или раб за господина, то иск всегда приобретается отцом0. Очевидно, что здесь только кажущееся исключение, так как в подобном случае подвластное лицо всегда было m § 4. 20 J. de inut. stip. (3. 19); L. 38, § 20-23; L. 39, 40 de V. O. (45. 1); L. 27, § 1 de pactis (2. 14). n § 19 J. de inut. stip. (3. 19); L. 38, § 17de V. O. (45. 1). 0 L. 38, § 17 de V. O. (45. 1): «Alteri stipulari nemo potest, praeterquam si servus domino, filius patri stipuletur». § 4 J. de inut. stip. (3. 19); Gajus III, § 103. простым представителем отца семейства, все равно, выразил ли последний свое согласие на сделку, и даже желал он ее или нет (§ 54). B. Гораздо важнее случай, когда договор, заключенный первоначально в интересах третьего лица и помимо представительных отношений, впоследствии сводится к таким отношениям. Это бывает, если третье лицо подтверждает впоследствии договор, заключенный сначала без доверенности от него; следовательно, он тем самым признает первоначального контрагента своим представителем, а потому и случай этот сводится к разряду чисто кажущихся исключений. Почти всегда договоры указанного нами разряда заключаются сначала в том смысле, что непосредственный контрагент считается negotiorum gestor’oM третьего лица; таким образом, все правило с момента последующего подтверждения теряет всякую силу. Оно сохраняет практическое значение разве в том случае, когда договор еще до подтверждения уничтожается лицами, заключившими его, на что они имеют в это время несомненное правор. C. Если кто-либо стипулирует на имя своего будущего наследника, то последний приобретает вследствие этого право иска212. D. В некоторых случаях дающий приданое может обусловить в пользу известного третьего лица право иска на обратное востребование этого приданого1. Правило, изложенное в настоящем параграфе, со всеми исключениями, оставалось неизменным в юстиниановском праве, и нет никакого внутреннего основания допускать исчезновения его под влиянием современной юридической практики в том смысле, будто третье лицо, в интересах которого заключен договор, может теперь приобрести право иска, не вступая в силу доверенности или последующей ратигабиции в отношение представительства. Новейшие юристы относятся довольно небрежно к этому учению, оставляя более или менее без внимания различие изложенного здесь случая и представительства (§ 53). Некоторые вовсе не упоминают об этом случае, другие же, сами того не замечая, смешивают его с представительством. Последствием такого заблуждения было неосновательное применение так называемой современной практики и к этому последнему случаю, и признание возможности приобретения по действующему праву для всякого третьего лица права иска по договору, заключенному другим, даже без доверенности213. С точки зрения истинной теории подобное учение должно быть отвергнуто, хотя по своим практическим последствиям оно менее опасно, нежели представляется с первого взгляда. Рассмотренный случай, с одной стороны, нечасто встречается, а с другой — не имеет большого значения по изложенным нами основаниям. В большинстве важнейших своих применений он сводится, вследствие позднейшей ратигабиции, к одному из случаев представительства, подвергаясь тогда действию правил, установленных для этого института.
<< | >>
Источник: Савиньи Ф. К.. Обязательственное право. 2004

Еще по теме §59 I. ДОГОВОР. В. ЛИЦА. ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО (ПРОДОЛЖЕНИЕ):

  1. §60 I. ДОГОВОР. В. ЛИЦА. ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  2. §55 I. ДОГОВОР. В. ЛИЦА. ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  3. §58 I. ДОГОВОР. В. ЛИЦА. ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  4. §56 ДОГОВОР. В. ЛИЦА. ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  5. §57 ДОГОВОР. В. ЛИЦА. ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  6. §54 I. ДОГОВОР. В. ЛИЦА. ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО
  7. §70 I. ДОГОВОР. В. ЛИЦА. БУМАГИ НА ПРЕДЪЯВИТЕЛЯ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  8. §65 I. ДОГОВОР. В. ЛИЦА. БУМАГИ НА ПРЕДЪЯВИТЕЛЯ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  9. §66 I. ДОГОВОР. В. ЛИЦА. БУМАГИ НА ПРЕДЪЯВИТЕЛЯ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  10. §63 I. ДОГОВОР. В. ЛИЦА. БУМАГИ НА ПРЕДЪЯВИТЕЛЯ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  11. §64 I. ДОГОВОР. В. ЛИЦА. БУМАГИ НА ПРЕДЪЯВИТЕЛЯ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  12. §69 I. ДОГОВОР. В. ЛИЦА. БУМАГИ НА ПРЕДЪЯВИТЕЛЯ(ПРОДОЛЖЕНИЕ). АМОРТИЗАЦИЯ
  13. §67 I. ДОГОВОР. В. ЛИЦА. БУМАГИ НА ПРЕДЪЯВИТЕЛЯ (ПРОДОЛЖЕНИЕ). ПЕРЕДАЧА. ВИНДИКАЦИЯ
  14. §68 I. ДОГОВОР. В. ЛИЦА. БУМАГИ НА ПРЕДЪЯВИТЕЛЯ (ПРОДОЛЖЕНИЕ). ПРУССКОЕ ПРАВО
  15. § 2. Филиалы и представительства юридического лица
  16. Иностранные юридические лица и их филиалы и представительства
  17. §25 III. ЛИЦА В ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕ. В. КОРРЕАЛЬНОЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВО. РЕГРЕСС (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  18. §19 III. ЛИЦА В ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕ. В. ОБЯЗАТЕЛЬСТВО КОРРЕАЛЬНОЕ. СЛЕДСТВИЯ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
- Право интеллектуальной собственности - Авторсое право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Защита прав потребителей - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - Коммерческое право - Конституционное право России - Криминалистика - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право Европейского Союза - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Правоприменительная практика - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Теория права - Трудовое право‎ - Уголовное право России - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право‎ - Экономические преступления - Юридическая этика - Юридические лица -