Юридическая
консультация:
+7 499 938 4202 - МСК
+7 812 467 4402 - СПб
+7 800 350 8306 - Россия
 <<

Глава VI ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА ПРАВ И ИНТЕРЕСОВ АВТОРОВ

Предоставляя авторам широкие возможности по ис- пользованию созданных ими произведений, Советское го- сударство устанавливает ряд мер, направленных к наибо- лее полной охране прав и интересов авторов, среди которых существенную роль играют судебные способы охраны авторских прав.
При этом находят свое примене- ние нормы авторского права, а в случае, если соответ- ствующие отношения авторским правом не предусмотре- ны, то и некоторые нормы Гражданского кодекса (в частности статья 1, нормы о сделках и исковой давности. общие положения обязательственного права ГК и др.). В необходимых случаях могут применяться нормы и дру- гих отраслей советского права - гражданско-процессуаль- ного права, уголовного права и др. Здесь будут рассмотрены по преимуществу граждан- ско-правовые способы охраны прав и интересов авторов. Но прежде чем перейти к этому, необходимо отметить, что в условиях социалистического общества большое количе- ство конфликтов и споров в области авторских отношений разрешается не в судебном порядке, а с участием совет- ской общественности. Советская общественность весьма чутко реагирует на случаи нарушения прав и интересов авторов, принимая против нарушителей меры обществен- ного воздействия (через профессиональные и иные обще- ственные организации, через печать и т. д.). Иногда такие меры общественного воздействия оказываются даже более эффективными, чем меры судебного порядка (например в некоторых случаях плагиата). -252- Однако не всегда возможно и целесообразно при нару- шении авторских прав ограничиться мерами общественно- го воздействия. В ряде случаев полное восстановление нарушенных прав автора может быть достигнуто только при содействии суда. Нарушения авторских прав могут проявляться в раз- личных формах. Может быть нарушено принадлежащее автору право авторства путем выдачи другим лицом соз- данного автором произведения за свое. Возможен и об- ратный, случай, когда данному лицу будет приписано ав- торство в отношении произведения, создателем которого он не был. Право авторства может быть нарушено и в тех случаях, когда в работе используются чужие достижения (научные или иные) и не указывается их действительный автор. Могут иметь место воспроизведение и распростра- нение произведения без разрешения автора и без уплаты ему авторского гонорара, внесение в произведение при его опубликовании или публичном исполнении без согласия автора изменений и дополнений и др. Такого рода дейст- виями могут быть нарушены как имущественные, так и неимущественные интересы автора. В статье 19 <Основ> указывается, что убытки, причи- ненные нарушением авторского права, подлежат возмеще- нию согласно законодательству союзных республик, а статья 10 закона об авторском праве РСФСР устанавли- вает, что убытки, причиненные нарушением авторского права, подлежат возмещению согласно правилам главы XIII раздела <Обязательственное право Гражданского ко- декса РСФСР>.
В связи с этим обычно вопрос об охране авторских прав связывается с вопросом о возмещении вре- да, причиненного неправомерными действиями. Кроме то- го, статья 11 закона об авторском праве РСФСР указывает, что авторское право подлежит защите от нарушения и в тех случаях, когда с нарушением его не связаны опреде- ленные имущественные интересы. Однако арсенал средств правовой защиты, предостав- ленный законом в распоряжение советского автора, этим не исчерпывается. В широких размерах автор пользуется теми средствами правовой защиты, которые закон предо- ставляет ему на случай нарушения его интересов, связан- ных с договорными формами использования принадлежа- щих ему прав. В данном случае речь может идти о возме- -253- щении договорного вреда и о различного рода санкциях в отношении контрагента автора в случае невыполнения этим контрагентом принятых на себя по договору обяза- тельств (*1). Область договорных отношений дает довольно значительное количество случаев нарушений авторских прав. Способы охраны этих прав специально предусмотре- ны главным образом типовыми авторскими договорами. Немаловажное значение имеет вопрос об охране авторского права в случае причинения вреда неправомер- ными действиями. Устанавливая порядок возмещения убытков, причиненных нарушением авторского права, статья 10 закона об авторском праве РСФСР вместе с тем предоставляет автору право взамен возмещения убытков требовать уплаты ему гонорара по установленным став- кам. Эта норма чрезвычайно облегчает положение автора. Как известно, согласно статье 117 ГК, под убытком разу- меется как положительный ущерб в имуществе, так и упу- щенная выгода. В подавляющем большинстве случаев убытки автора выразятся в том, что автор не получит че- го-то, что при правомерном использовании принадлежа- щего ему права он мог бы получить; иначе говоря, его убытки сводятся к упущенной выгоде(*2). Но доказывание упущенной выгоды представляет большие трудности. За- кон идет в этом отношении навстречу автору, предостав- ляя ему возможность требовать уплаты гонорара по установленным ставкам и, в частности, в том случае, ког- да понесенные им от нарушения авторских нрав убытки не могут быть обоснованы (ч. 2 ст. 10 закона об авторском праве РСФСР). Особые, штрафные ставки авторского гонорара в РСФСР установлены постановлением Наркомпроса РСФСР <О ставках авторского гонорара за нарушение авторского права> от 8 июня 1930 г., изданным на осно- вании статьи 10 закона РСФСР об авторском праве(*3). В литературе это постановление Наркомпроса РСФСР рассматривается иногда как определенное изъятие из од- (**1) Разумеется, ответственность за невыполнение принятых на себя по договору обязательств несет перед своим контрагентом и автор. Об этом см. ранее, гл. IV,  3. (**2) Термин <упущенная выгода>, конечно, не отражает трудового характера авторского вознаграждения. Но другого термина ГК не знает. (**3) См. <Бюллетень Наркомпроса РСФСР>, 1930, № 19. -254- ного из основных положений советского гражданского права о недопустимости материального возмещения за не- материальный вред (*1). Мы считаем такое утверждение сде- ланным без достаточных к тому оснований. Советское гражданское право действительно не допускает возможно- сти денежного возмещения за причиненный нематериаль- ный вред. Нельзя нанести кому-либо оскорбление и <от- купиться>, уплатив какую-то денежную сумму. Жизнь, здоровье, имя, честь человека - нематериальные блага, умаление которых не подлежит возмещению в денежной форме, если только вместе с тем не был причинен и иму- щественный вред, например в случае причинения вреда здоровью, повлекшего за собой уменьшение трудоспособ- ности потерпевшего и соответственное снижение получае- мого им заработка. Но постановление Наркомпроса от 8 июня 1930 г. не имеет в виду возмещение нематериального вреда. В чем заключается смысл этого нормативного акта? Закон (<Ос- новы>, законы об авторском праве союзных республик) устанавливает в пользу автора ряд запретительных пра- вомочий. Но каких-либо санкций за нарушение этих пра- вомочий в законе не указано. Это и восполняет постанов- ление Наркомпроса от 8 июня 1930 г. путем установления ряда штрафных санкций. Эти штрафные санкции опреде- ляются по преимуществу в процентном отношении к соот- ветствующим ставкам авторского гонорара, установлен- ного для соответствующего вида произведения (штрафной гонорар). Так, согласно статье 17 закона об авторском праве РСФСР, отчуждение издательству правомочий, вы- текающих из авторского права, допускается нс иначе, как по издательскому договору. Постановление Наркомпроса устанавливает за издание без согласия автора литератур- ных произведений штрафной гонорар в размере 150% ми- нимальных ставок авторского гонорара; если же автор докажет, что получаемый им гонорар превышает мини- мальные ставки, то штрафной гонорар должен выплачи- ваться из расчета 150% этих более высоких норм возна- (**1) См. В. Рясенцев. Неимущественный интерес в советском гражданском праве (<Уч. зап. Моск. юр. ин-та>, вып. 1. М., Госюр- нздат. 1939, стр. 37, 44); В. А. Кабатов. Советское авторское право на проиведения изобразительного искусства. Автореф. канд. диссерт. М., 1954, стр. 14 и др. -255- граждения при условии, что нормы эти относятся к мо- менту не позже чем до истечения шести месяцев со дня неправомерного издания (ст. 1 постановления Нарком- проса РСФСР). Штрафные ставки авторского гонорара установлены при заимствовании без согласия автора из чужих произ- ведений в изданиях, для которых заимствование не разре- шено законом, а также при заимствовании из чужих про- изведений, для которых заимствование разрешается, если допущено превышение законно установленных пределов заимствования (п. <в> ст. 9 <Основ>, ст. 5 закона об авторском праве РСФСР и, соответственно, ст. ст. 2 и 3 постановления Наркомпроса РСФСР), при переделке чу- жого произведения без согласия автора, если переделка не составляет нового произведения, либо при переделке без согласия автора повествовательного произведения в драматическое и киносценарий и наоборот, а равно дра- матического произведения в киносценарий и наоборот (п. <б> ст. 9 <Основ> и, соответственно, ст. ст. 8 и 9 по- становления Наркомпроса РСФСР), и в ряде других слу- чаев. Постановление Наркомпроса РСФСР имеет в виду взыскание штрафных ставок авторского гонорара взамен возмещения убытков, понесенных от нарушения автор- ского права (*1). Но этим постановлением устанавливаются штрафные ставки авторского гонорара для некоторых случаев нарушения авторского права и независимо от ка- ких-либо убытков. Так, помещение на публичной выстав- ке произведения, публичное выставление которого запре- щено автором, оплачивается в размере 5 руб. за каждый день нахождения произведения на выставке (п. <м> ст. 9 <Основ> и ст. 13 постановления Наркомпроса РСФСР); в данном случае ни о каких убытках автора говорить не приходится, так как за экспонирование своих произведе- ний на выставке автор вообще никакого вознаграждения не получает. Это обстоятельство поставило в затрудни- тельное положение тех наших юристов, которые исходят (**1) Чехословацкий закон об авторском праве устанавливает, что вместо возмещения ущерба, причиненного неправомерным использо- ванием произведения, можно требовать вознаграждения в пределах двойного авторского вознаграждения за такое же правомерное ис- пользование произведения (п. 3,  64). -256- из предположения, что постановление Наркомпроса РСФСР от 8 июня 1930 г. имеет в виду возмещение нема- териального вреда. В. А. Кабатов даже приходит к выво- ду, что возмещение, предусмотренное статьей 13 постанов- ления Наркомпроса РСФСР, является вообще недопусти- мым, поскольку оно фактически представляет собой денежное возмещение неимущественного вреда автора (*1). Но в постановлении Наркомпроса РСФСР речь идет не о возмещении нематериального вреда, а о санкциях иму- щественного порядка в случаях нарушения как некоторых имущественных, так и некоторых неимущественных инте- ресов автора. Штрафные санкции установлены не толь- ко для тех случаев нарушений авторского права, когда наличие убытков несомненно, но и для тех, когда вопрос об убытках вообще не возникает(*2). В связи с этим приходится остановиться на общем во- просе о допустимости санкций имущественного порядка в случае нарушения охраняемого законом неимущественно- го интереса данного лица. Мы не можем найти в законе (**1) В. А. Кабатов. Советское авторское право на произведе- ния изобразительного искусства. Канд. диссерт., М" 1954, стр. 230. (**2) По мнению М. В. Гордона, повышенные против минимума ставки нельзя рассматривать как штрафные, так как автор не вы- игрывает материально на том, что его право было нарушено, а полу- чает только то, что мог бы получить при соблюдении его права (М. В. Гордон. Советское авторское право. М., Госюриздат, 1955, стр. 221). Но ведь постановление Наркомпроса РСФСР от 8 июня 1930 г. предусматривает весьма разнообразный процент от минималь- ных ставок авторского гонорара (10, 20, 50, 150, 175%). Постановле- нием Наркомпроса РСФСР предусматриваются также случаи штраф- ного гонорара, исчисляемого и иным образом: в частности, за пере- делку и издание без согласия автора повествовательных произведе- ний в драматические и киносценарии и наоборот автору выплачи- вается 50% гонорара передельщика; за публичное исполнение не изданного произведения без согласия автора ему выплачивается штрафной гонорар в размере двойной ставки гонорара, установлен- ного за публичное исполнение изданных произведений. В некоторых случаях установлены и твердые ставки штрафного гонорара (2 руб. за репродукцию с каждых двух тысяч экземпляров издания, 5 руб. за каждый лень нахождения произведения на выставке). При таких условиях не представляется возможным утверждать, чти автор по- лучает только то, что он мог бы получить при соблюдении его прав. В отдельных случаях, конечно, может получиться, что автор получит возмещение действительно понесенных им убытков. Но в большинстве случаев выплачиваемая автору сумма будет иметь не столько ком- пенсационный, сколько штрафной характер. -257- каких-либо указаний о недопустимости имущественных санкций для случаев нарушения соответствующего субъ- ективного права, хотя бы его обладатель и не понес ника- ких убытков. Если санкция нс находится в противоречии с законом и с правилами социалистического общежития, то почему следует отказывать в возможности ее установ- ления для обеспечения не только имущественных, но и не- имущественных интересов! Вопросу о значении штрафных санкций в гражданском праве специальное внимание уделяет О. С. Иоффе (*1). Не имея возможности остановиться подробно на рассмотре- нии его взглядов по этому вопросу, отметим лишь неко- торые из высказанных им соображений. Останавливаясь на причинах, которые вызывают необходимость примене- ния штрафных санкций, причиненных неисполнением до- говора, О. С. Иоффе, в частности, указывает, что <убытки взыскиваются лишь тогда, когда они действительно были причинены, между тем как не исключены полностью та- кие случаи, когда, несмотря на нарушение гражданско- правовой обязанности, управомоченный вообще не понес никаких убытков. При отсутствии штрафных санкций это означало бы, что подобные правонарушения оставались бы вне правового реагирования и не влекли бы за собой ни- каких юридических последствий>. <Для взыскания убытков необходимо доказать их раз- мер, а также необходимо доказать, что сам управомочен- ный принял все необходимые меры для их устранения, несмотря на правонарушение, совершенное обязанным ли- цом. Практически это ставит управомоченного в весьма сложное положение в процессе, и в некоторых исключи- тельных случаях могло бы привести даже к освобожде- нию от ответственности правонарушителя. Во избежание таких последствий необходимо при всех условиях обеспе- чить управомоченному хотя бы в точно фиксированных размерах определенную сумму возмещения. Этому также служат штрафные санкции>. Убытки, указывает далее О. С. Иоффе, - <величина неопределенная: они выяв- ляются лишь впоследствии, уже после совершения право- нарушения, тогда как штрафные санкции - величина точ- но фиксированная, установленная заранее... Совершая (**1) О. С. Иоффе. Ответственность по советскому гражданскому праву. Л., Изд-во Ленингр. гос. ун-та, 1955, стр. 292. -258- правонарушение..., правонарушитель не может быть в до- статочной степени уверен в том, что это повлечет за со- бой невыгодные последствия, ибо речь может идти лишь о вероятности, но отнюдь не о неизбежности причинения убытков. Установление штрафных санкций с самого нача- ла вносит полную определенность в этот вопрос; по край- ней мере, в пределах этих санкций ответственность обя- зательно должна наступить. Штрафные санкции, следова- тельно, в значительной степени укрепляют меры граждан- ско-правовой ответственности, делают их достаточно определенными, превращают их в необходимое, можно сказать, неизбежное следствие правонарушения> (*1). Отме- ченные особенности штрафных санкций (как и некоторые другие) приводят, по мнению О. С. Иоффе, к тому, что практическое применение они, как правило, получают лишь в сфере договорных отношений, а в деликтных обя- зательствах они встречаются в редких, исключительных случаях. Но тем не менее они могут встречаться и в сфере деликтных отношений, а штрафные санкции выполнять там как возместительную, так и стимулирующую функцию. Однако на первый план в них все же выступает функция стимулирования участников социалистического граждан- ского оборота к должному выполнению их обязанностей (*2). Такую именно роль и выполняют штрафные санкции, установленные постановлением Наркомпроса РСФСР от 8 июня 1930 г. для некоторых случаев правонарушений в области авторских отношений. Так, например, автор может считать свое произведение нуждающимся в до- работке в соответствии с указаниями критики или в связи с изменением своих собственных взглядов, а издательство без согласия автора переиздает его произве- дение, да еще иногда в более ранней, менее совершенной редакции или с купюрами. Установление штрафных санк- ций за переиздание произведения без согласия автора служит средством обеспечения как его имущественных, (**1)Там же. (**2) См. там же, стр. 293-294. Правильно замечает В. И. Ко- рецкий, что штраф за самовольное противоправное использование чужого произведения играет дисциплинирующую роль, способствует нормализации авторских отношений в борьбе с нарушениями автор- ского права (В. И. Корецкий. Некоторые вопросы советского авторского права в Таджикской ССР. <Уч. зап. Тадж. гос. ун-та>, т. VIII. Тр. юр. фак., вып. 3. Сталинабад, 1955, стр. 92). -259- так и неимущественных интересов, которые могут постра- дать от такого самовольного переиздания (*1). Судебная практика в применении постановления Нар- компроса РСФСР от 8 июня 1930 г. не отличается устой- чивостью. В одних случаях суды при нарушении автор- ского права ограничиваются взысканием гонорара, кото- рый причитался бы автору при правомерном использова- нии его произведения, в других случаях - взыскивают штрафные санкции в размерах, указанных в постановле- нии Наркомпроса (например по делу художника Кибрика с Учпедгизом народный суд, основываясь на пункте 4 по- становления Наркомпроса РСФСР от 8 июня 1930 г., обя- зал Учпедгиз выплатить художнику Кибрику денежную компенсацию за неуказанно его имени при перепечатке иллюстраций) (*2). Некоторые советские юристы считают, что постановление Наркомпроса РСФСР не должно при- меняться, так как эти повышенные штрафные санкции в пользу автора якобы не соответствуют социалистическому принципу оплаты авторского труда в соответствии с его количеством и качеством; при нарушении авторского пра- ва автор должен получать возмещение за действительный ущерб, а не дополнительные суммы за нарушение его (*1) Писатель М. Бубеннов в письму в редакцию <Литературной газеты> писал, что Ставропольское издательство переиздало его ро- ман <Белая береза>, не только не поставив его об этом в извест- ность, но даже с изъятием из романа двух глав и с другими купюра- ми. В Омске тот же роман был издан в первой редакции, которая была автором впоследствии значительно изменена и улучшена (см. <Литературная газета> от 17 ноября 1948 г.). Писатель С. Михалков также письмом в редакцию <Литературной газеты> протестовал против самовольного перепечатания рядом издательств некоторых его произведений (см. <Литературная газета> от 20 января 1955 г.). В связи с этим приходится отметить, что издательства иногда не только не ставят авторов в известность о предполагаемом переиз- дании, что они обязаны делать (п. 11 типового издательского до- говора), но и вообще считают излишним заключение с авторами до- говоров на переиздание, ссылаясь на то, что переиздание предусмот- рено утвержденным в установленном (централизованном) порядке планом переизданий: при этом бывают случаи, когда автор, не зная о переиздании его произведения, пропускает давностный срок на предъявление требования об уплате гонорара. Однако наличие плано- вого задания не должно означать освобождение социалистической организации от обязанности оформления в договорном порядке своих отношений с авторами. (**2) См. А. И. Ваксберг. Некоторые вопросы советского автор- ского права (<Советское государство и право>, 1954, № 8, стр. 38). -260- авторского права (*1); на нарушителя же авторского права должен налагаться штраф, взыскиваемый в пользу госу- дарства (*2). В своем месте мы указывали, что авторское вознагра- ждение определяется в зависимости от характера и степе- ни использования произведения. Но с этим ни в какой мере не находится в противоречии возможность взыскания штрафа за неправомерное использование произведения; иначе пришлось бы признать вообще недопустимость обес- печения исполнения обязательств неустойкой, а штраф, взыскиваемый по постановлению Наркомпроса РСФСР от 8 июня 1930 г., по существу и является видом законной неустойки (*3), которая по общему принципу гражданского права должна поступать от правонарушителя к потерпев- шему. Если же в случае неправомерного использования авторского нрава ограничиться лишь взысканием того ав- торского вознаграждения, которое причиталось бы авто- ру за правомерное использование его произведения, как это иногда предлагается (*4), то это могло бы только стиму- лировать к использованию произведений без согласия ав- тора, что находилось бы в полном противоречии с принци- пами советского авторского права (*5). (**1) См. Е.П. Торкановский. Личные и имущественные права авторов литературных произведений по советскому праву. Автореф. канд. диссерт. Куйбышев, 1953, стр. 12. (**2) B. А. Кабатов. Советское авторское право на произведения изобразительного искусства. Автореф. канд. диссерт. М" 1954, стр. 14. (**3) Поскольку из текста вводной части постановления Нарком- проса РСФСР от 8 июня 1930 г. явствует, что штрафной гонорар установлен <взамен взыскания убытков, понесенных от нарушения авторского права>, следует этот штрафной гонорар рассматривать как разновидность так называемой <исключительной неустойки>. О различных вилах неустоек, применяемых в советском праве, см. В. К. Райхер. Штрафные санкции в борьбе за договорную дисцип- лину (<Советское государство и право>, 1955, № 5, стр. 75). (**4) См. М. В. Гордон. Советское авторское право. М., Госюр- издат. 1955. стр. 221. (**5) По мнению В. И. Корецкого. предложение ограничить взыска- ние нормальными ставками авторского гонорара ставит добросовест- ного автора в худшее положение, чем нарушителя авторского права, поскольку не всегда нарушитель будет обнаружен, а автор не сможет возместить ущерб, причиненный ему противоправным использова- нием произведения (В. И. Корецкий. Некоторые вопросы автор- ского права в Таджикской ССР. <Уч. зап. Тадж. гос. ун-та>, т. VIII. Тр. юр. фак., вып. 3, Сталинабад, 1955, стр. 93). О дисциплинирую- щем значении штрафных ставок авторского гонорара см. еще В. И. Корецкий. К пересмотру законодательства об авторском праве. <Уч. зап. Тадж. гос. ун-та>, т. XI. Тр. юр. фак., вып. 4. Ста- линабад. 1956, стр. 100. -261- Иногда делается указание, что постановление Нарком- проса РСФСР от 8 июня 1930 г. не должно применяться еще и потому, что в нем идет речь о минимальных ставках авторского гонорара, которые сейчас уже не действуют Это соображение не представляется убедительным. Дей- ствительно, минимальные ставки авторского гонорара сей- час не применяются в отношении литературно-художест- венных произведений. В настоящее время в отношении этих видов произведений действуют дифференцированные твердые ставки авторского вознаграждения. Не применя- ются на практике и устаревшие минимальные ставки ав- торского гонорара в отношении произведений изобрази- тельного искусства. Но это не исключает возможности взы- скания штрафного гонорара в случаях неправомерного использования произведения, предусмотренных постанов- лением Наркомпроса РСФСР от 8 июня 1930 г., причем за основу в таких случаях можно брать средний размер гоно- рара для данной местности и категории произведения с предоставлением автору права доказывать, что за послед- ние шесть месяцев получаемый им гонорар превышал этот размер (*1). Надо иметь в виду, что взыскание штрафного гонора- ра по правилам постановления Наркомпроса РСФСР от 8 июня 1930 г. является только правом, но не обязан- ностью автора, и автор, если он пожелает, вправе требо- вать возмещения убытков. Постановление Наркомпроса РСФСР от 8 июня 1930 г. не могло, конечно, отменить действующий закон (co. 19 <Основ>, ст. 10 закона об ав- торском праве РСФСР), устанавливающий, что убытки, причиненные нарушением авторского права, подлежат воз- мещению, согласно правилам обязательственного права ГК РСФСР. Вместе с тем следует признать неправильной практику некоторых судов, не применяющих в соответст- вующих случаях постановления Наркомпроса РСФСР ввиду его якобы устарелости. Постановление Наркомпроса РСФСР от 8 июня 1930 г. было в свое время издано в установленном порядке и не является отмененным. И хотя, (**1) См. М. В. Гордон. Советское авторское право. М., Госюр- издат, 1955, стр. 221. -262- быть может, в некоторых своих частях и формулировках оно и является несколько устаревшим и неточным, но основные его положения, как мы пытались доказать, яв- ляются правильными, и нет законных оснований отказы- вать в его применении. Согласно статье 14 постановления Наркомпроса РСФСР от 8 ию'ня 1930 г., гонорар за нарушение авторско- го нрава уплачивается соответственно издательствами, зрелищными и кинопроизводственными предприятиями, лицами или предприятиями, отчуждающими скопирован- ное произведение скульптуры заказчику, устроителями выставок (либо выставочными комитетами). Эта норма чрезвычайно облегчает положение автора, который не обя- зывается предъявлять свое требование к конкретному ви- новнику неправомерного использования произведения, хотя и имеет такое право. В связи с этим возникает во- прос, применяется ли в отношении указанных выше орга- низаций общий принцип советского гражданского права об ответственности за вину или же они отвечают перед автором независимо от наличия в их действиях вины? Верховным судом РСФСР еще до издания постановления Наркомпроса РСФСР от 8 июня 1930 г. было разъяснено, что издатели должны нести ответственность за нарушение нрав и интересов действительного автора лишь в тех слу- чаях, когда они <знали или должны были знать, что пред- ложенное им для издания сочинение является чужим...> (*1). Но текст статьи 14 постановления Наркомпроса РСФСР от 8 июня 1930 г. не подтверждает это разъяснение Верхов- ного суда РСФСР. В статье 14 постановления Нарком- проса РСФСР не содержится каких-либо указаний на то, что перечисленные в ней организации отвечают лишь при наличии в их действиях вины (*2). Ответственность этих орга- низаций в случае нарушения соответствующих предписа- ний закона наступает нез.ависимо от наличия или отсут- (**1) Определение Президиума Верховного суда РСФСР от 21 нояб- ря 1927 г. (<Сборник действующих разъяснений Верховного суда РСФСР>. М" Юриздат, 1930. стр. 140). (**2) На иной точке зрения стоит М. В. Гордон, полагающий, что издательство отвечает перед автором, чьи права оказались нарушен- ными, по общему началу ответственности за вину, хотя и с предъ- явлением в таких случаях к издательству особенно строгих требова- ний (M. В. Гордон. Советское авторское право. М., Госюриздат, 1955, СТР. 222-223). -263- ствия их вины в соответствии с частью 2 статьи 119 ГК (*1). Но соответствующие организации в порядке регресса вправе требовать возмещения выплаченных ими сумм с лиц, виновных в нарушении авторского права. Постановление Наркомпроса РСФСР от 8 июня 1930 г. не обнимает всех возможных случаев нарушения автор- ского права путем неправомерного использования чужого произведения (например использование без согласия авто- ра сделанной им фотографии скульптором или живописцем для создания скульптуры или написания картины, снятие копии со скульптурного произведения не механически- контактным способом). В подобных случаях, очевидно, у автора нет иной возможности, как требовать возмещения убытков в общем порядке. Поэтому, если, например, скульптор или художник, не являющиеся штатными работ- никами промышленного предприятия, по договору с пред- приятием изготовят для него какой-нибудь рисунок или скульптуру, причем договором не будет предусмотрено право предприятия воспроизводить и распространять про- изведение для извлечения имущественных выгод, то вос- произведение и выпуск в продажу рисунка или скульптуры без уплаты авторского гонорара составит нарушение авторских прав и автор вправе требовать по статье 19 <Основ> возмещения убытков, причиненных нарушением авторского права. Скульптор Б. по договору с фарфоровым заводом изготовила и передала заводу в собственность бюст Маяковского. За создание этой скульптуры завод уплатил Б. обусловленную в договоре сумму. Затем завод воспроизвел и выпустил в продажу бюст Маяковского массовым тиражом, отказав Б. в уплате авторского гоно- рара. Управление по охране авторских прав советских художников обратилось в суд о взыскании в пользу скульп- тора Б. авторского гонорара, следующего ей как автору произведения. Народный суд в иске отказал. Судебная коллегия по гражданским делам городского суда оставила решение суда в силе. Заслушав настоящее дело по проте- (**1) Как правильно отмечают Г. К. Матвеев, вина является важным, но не непременным основанием гражданско-правовой ответственно- сти. Как договорная, так и деликтная ответственность в советском гражданском праве может наступать в отдельных случаях, если того требуют интересы социалистического государства и трудящихся, и независимо от вины (Г. К. Матвеев. Вина в советском граждан- ском праве. Изд-во Киевск. гос. ун-та, 1955, стр. 112). -264- сту Председателя Верховного суда СССР, Судебная кол- легия по гражданским делам Верховного суда РСФСР установила, что в договоре нет указаний о том, что с пере- дачей скульптуры в собственность заводу Б. передала за- воду и право воспроизводить и распространять это произ- ведение для извлечения имущественных выгод. Согласно же статье 7 <Основ> право воспроизводить и распростра- нять произведение и извлекать из произведения законными способами имущественные выгоды принадлежит автору, и, следовательно, завод без согласия Б. не вправе был размножать и выпускать в свет ее произведение. При таких обстоятельствах воспроизведение и выпуск в прода- жу заводом произведения - бюста Маяковского - без уплаты авторского гонорара составляют нарушение автор- ских прав Б. и дают ей право требовать на основании статьи 19 <Основ> возмещения убытка, причиненного нарушением ее авторских прав. Судебная коллегия отме- нила решение народного суда и определение Судебной коллегии по гражданским делам городского суда, пред- ложив суду при новом рассмотрении дела, поскольку дей- ствующим законодательством ставки авторского возна- граждения за использование скульптуры не установлены, определить авторское вознаграждение применительно к пункту <б> статьи 4 постановления СНК РСФСР от 15 января 1929 г.(*1). Кроме случаев неправомерного использования произ- ведения, интересы автора могут быть нарушены в случае утраты рукописи или произведения изобразительного ис- кусства, либо его уничтожения или повреждения. Л. сдал издательству рукопись своего романа. Издательство ру- копись утеряло. Л. предъявил в суде иск о взыскании с издательства причитавшегося гонорара за вычетом полу- ченного аванса. Суд взыскал с издательства в пользу Л. гонорар за вычетом полученного аванса, оставив за ответ- чиком в случае обнаружения рукописи право на ее изда- ние в течение двух лет. Гражданская кассационная колле- гия Верховного суда РСФСР, куда дело поступило по кассационным жалобам обеих сторон, признав, что суд (**1) Имеется в виду постановление СНК РСФСР <О ставках возна- граждения за использование в промышленности произведений изобра- зительных искусств> от 15 января 1929 г. (<Сборник постановлений и приказов по промышленности 1928/1929>, вып. 10. М., 1929, стр. 51). -265- вполне правильно признал необходимым возместить ущерб, причиненный автору, оставила обе кассационные жалобы без последствий (*1). В данном деле положение осложнялось тем, что рукопись была представлена в един- ственном экземпляре и у автора не осталось ее копии. Но, разумеется, если бы у автора сохранилась копия ру- кописи, можно было бы ставить только вопрос о возмеще- нии расходов по перепечатке рукописи. Иначе обстоит дело в отношении произведений изобра- зительного искусства, представляющих самостоятельную и иногда весьма большую ценность. В случае их утраты, уничтожения или повреждения автору должно быть пре- доставлено право требовать возмещения убытков в раз- мере стоимости этих произведений (картин, рисунков и т. п.). Кроме того, поскольку в связи с их утратой, уни- чтожением или повреждением автор уже не в состоянии использовать свое произведение путем его воспроизведе- ния и распространения (например репродуцирования в пе- чати), автор должен иметь право требовать возмещения убытков, связанных с нарушением его авторских право- мочий; размер этих убытков (упущенной выгоды), очевид- но, в таких случаях будет устанавливаться компетентной экспертизой; какие-либо нормативы здесь вряд ли могут оказаться пригодными. В указанных случаях автор полу- чает возмещение убытков и как лицо, которому принад- лежит на праве личной собственности данное произведение искусства (картина, рисунок и т.д.), и как лицо, обладаю- щее авторскими правомочиями. В некоторых случаях автор может пользоваться и вин- дикационным иском. Если рукопись, картина, скульптура и т. п., в которых нашли свое воплощение творческие за- мыслы автора, попадут в чужое незаконное владение, то автор вправе в соответствии с частью 1 статьи 59 ГК предъявить требование о возврате этих предметов. Прав- да, в данном случае автор будет действовать формально в качестве личного собственника, но в конечном счете воп- рос будет идти все же о защите его авторского права, воп- лощенного в данном материальном предмете. Возврат единственного экземпляра рукописи будет означать для автора не только восстановление обладания каким-то (**1) См. <Судебная практика РСФСР>, 1929, № 21, стр. 4. -266- количеством исписанных им листов бумаги, но и возможность передать эту рукопись издательству для опубликования со всеми вытекающими из норм автор- ского права последствиями и, в частности, с приобрете- нием права на гонорар. Получение обратно своей кар- тины будет означать для художника не только воз- врат объекта права личной собственности, но и воз- можность помещения этой картины на выставке, ее репро- дуцирования и т.д. Не исключена возможность использо- вания автором и части 2 статьи 59 ГК для предъявления негаторного иска в целях устранения нарушений его права, хотя бы они и не были соединены с лишением владения указанными предметами. Возможно применение для охраны нарушенного автор- ского права и норм ГК о неосновательном обогащении (например при получении одним из соавторов без доста- точного к тому основания гонорара, причитающегося дру- гому соавтору). Согласно части 2 статьи 11 закона об авторском праве РСФСР, независимо от возмещения убытков автор вправе требовать совершения таких действий, которые необходи- мы для удовлетворения его нарушенных законных интересов. Такими законными интересами будут как не- имущественные, так и имущественные интересы автора. Нет оснований толковать часть 2 статьи 11, как это ино- гда делается, в том смысле, что будто бы она имеет в виду только неимущественные интересы автора. Законные ин- тересы автора-это все его интересы, охраняемые зако- ном. Чаще всего соответствующая мера правовой защиты одновременно направлена на защиту и имущественного и неимущественного интереса автора: но возможны случаи, когда имеется в виду охрана только неимущественного или только имущественного интереса автора. В числе подобного рода мер правовой защиты должны быть прежде всего указаны такие процессуальные сред- ства, как иски о признании факта участия данного лица в создании произведения или, наоборот, его в том неучастия. В известном деле об авторстве на кинофильм <Ленин в Октябре> граждане Ц. и Ш. предъявили иск о признании их соавторами сценария, написанного драматургом К- Истцы утверждали, что якобы К. заимствовал сюжет и историческую обработку материалов из представленного -267- ими той же киноорганизации сценария на ту же тему. Экспертизой была установлена бесспорная оригинальность сценария драматурга К. Тогда истцы подали заявление о прекращении дела. Однако К. предъявил встречный иск о признании его единоличным автором сценария. Суд отка- зал гр-нам Ц. и Ш. в иске, признав единоличным автором киносценария драматурга К. (*1). В данном деле заинтересованное лицо стремилось к подтверждению судом его права авторства. Но возможно и обратное положение, когда данное лицо заинтересовано в том, чтобы ему не приписывалось авторство в создании того или иного произведения, так как это может повредить его репутации как писателя, научного работника, художни- ка. В таком случае интерес этого лица также может быть обеспечен путем предъявления иска, в котором истец будет просить суд установить, что он не является автором (или соавтором) произведения. Заинтересованное лицо вправе не только просить суд об установлении того или иного факта, могущего определить участие этого лица в создании произведения, но и просить суд о вынесении решения, которым ответчи- ку воспрещалось бы совершение действий, нарушающих законные интересы автора. В. А. Кабатов приводит два интересных дела из судебной практики. Фотохроника ТАСС в отдельных фоторепродукциях неточно воспроиз- вела оригинал произведения и не указала на них имя авто- ра. По иску автора - художника К. - суд обязал Фото- хронику ТАСС: 1) прекратить воспроизведение плаката художника К. с отклонением от оригинала, 2) в течение определенного срока поместить публикацию о том, что авторское право на плакат <Наша армия есть армия осво- бождения трудящихся> принадлежит художнику К.(*2). Таким образом, суд воспретил ответчику совершение дей- ствий, нарушающих законные интересы автора, а вместе с тем принял меры к тому, чтобы общество знало, кто является действительным автором плаката. Другое дело заключалось в следующем. Издательством <Детгиз> была выпущена повторным тиражом книга писа- (**1) См. Ф. Каменский. Дело об авторстве на фильм <Ленин в Октябре> (<Советская юстиция>, 1933, № 14, стр. 26-29). (**2) Ci. В. А. Кабатов. Советское авторское право на произве- дения изобразительного искусства. Канд. диссерт. М., 1954, стр. 243. -268- теля А. Гайдара с иллюстрациями художника Д., но с большими отклонениями опубликованных иллюстраций от оригинала. Уплатить авторский гонорар художнику Д. издательство отказалось. Художник Д. обратился с иском к издательству, в котором просил, кроме взыскания автор- ского гонорара, исключить его авторство в отношении искаженных издательством иллюстраций. Суд удовлетво- рил иск художника Д., обязав издательство при дальней- шем выпуске данного произведения указывать авторство художника Д. только в отношении тех рисунков, которые соответствуют оригиналу. В связи с этим судебным реше- нием В. А. Кабатов замечает, что суд, встав на защиту интересов автора, <оказался не до конца последователь- ным, поскольку предписал ответчику указывать в даль- нейшем авторство художника только в отношении неиска- женных иллюстраций> (*1). Получается как будто, что издательству не запрещается воспроизведение иллюстра- ций с отклонением от оригинала. Но надо думать, что здесь имеет место только недостаточно четкая редакция судебною решения. По существу же суд, конечно, имел в виду воспрещение в дальнейшем воспроизведения иллю- страций с отклонением от оригинала. В данном деле во- прос шел и о восстановлении нарушенного права автор- ства и права на неприкосновенность произведения худож- ника, а также о взыскании в его пользу гонорара. Эти два судебных дела представляют интерес и в том отношении, что в них очень ясно обнаруживается, как одни и те же меры судебной защиты охраняют и имуще- ственные и неимущественные интересы автора. Издание произведения изобразительного искусства с отклонением от оригинала, с искажениями нарушает нс только неиму- щественные, но и имущественные интересы автора: произ- ведение, изданное с дефектами, естественно, будет расхо- диться плохо, и автор не сможет приступить к его переиз- данию, в связи с чем он будет ограничен в реализации своего права на получение дохода от использования про- изведения. Воспрещение судом издания произведения с от- клонением от оригинала, таким образом, обеспечивает не только естественный интерес автора в сохранении произ- ведения в целостности, но и возможность дальнейшего использования произведения в целях получения дохода. (**1) Там же, стр. 245-246. -269- Если при выпуске произведения в свет допущено изме- нение или пропуск фамилии автора, искажение текста или заголовка произведения и т. д., автор может требовать в судебном порядке исправления допущенного искажения, в частности путем опубликования в печати о допущенном изменении или пропуске имени автора, либо о признании автором определенного лица, а также путем помещения вкладного листа с указанием допущенных искажений и опечаток, изъятия произведения из продажи. В случае существенных искажений, допущенных при постановке пьесы, автору должно быть предоставлено право требовать снятия пьесы с репертуара театра, допустившего такое искажение. При выпуске в свет репродукций с произведе- ний изобразительного искусства со значительными откло- нениями от оригинала автор может требовать изъятия этих репродукций из продажи, из музеев, домов культуры, клу- бов и т. д. Все эти меры предназначены охранять как иму- щественные, так и неимущественные интересы автора. Однако, как это неоднократно отмечалось в нашей печати, в настоящее время нет реальной возможности обя- зать ответчика к исполнению подобного рода решений. Поэтому нередко вынесенные решения не проводятся в жизнь (*1). Это обстоятельство, конечно, чрезвычайно ущем- ляет интересы авторов. Разрешение этого вопроса, очевид- но, возможно только в законодательном порядке, причем разумеется, не специально в плоскости охраны интересов авторов, а в направлении выработки общих мер, обеспечи- вающих исполнение судебных решений, по которым судом возложена на ответчика обязанность совершения опреде- ленных действий, и притом таких, которые совершить мо- жет только он сам. Этот вопрос был подвергнут специаль- ному рассмотрению в статье В. Гранберга, предложившего ряд конкретных мер, которые, будучи установлены в ГПК СССР, могли бы, по его мнению, способствовать развитию (**1) См. В. Рясенцев. Неимущественный интерес в советском гражданском праве (<Уч. зап. Моск. юр. ин-та>, вып. 1. М., Юриз- дат, 1939, стр. 40); А. И. Ваксберг. Некоторые вопросы совет- ского авторского права (<Советское государство и право>, 1954, № 8, стр. 38). Им же приводятся два судебных решения (по иску Альтшулера к Трудрезервиздату и Когана и Цветковского к Оборон- гизу), наглядно показывающие недостатки нашего гражданско- процессуального законодательства в отношении обеспечения испол- нения судебных решений. -270- и укреплению процессуальной дисциплины в стадии испол- нения процесса. В качестве первичной меры В. Гранбергом намечается такая мера, как вызов должника в судебное заседание, предупреждение о применении к нему мер воз- действия в случае неисполнения, с установлением характе- ра этих мер и размера их. Для случаев, когда эта первич- ная мера не окажет надлежащего воздействия на долж- ника, следует применить штраф, с предоставлением суду в пределах установленного максимального штрафа, опреде- лять его размер в каждом конкретном случае, исходя из характера неподчинения, личности должника и его имуще- ственного состояния. По мнению В. Гранберга, в случаях злостного неподчинения должника решению суда и неэф- фективности других мер воздействия может быть установ- лена личная (т. е. уголовная) ответственность должника (*1). Мы не имеем здесь возможности войти в обсуждение по существу всех предлагаемых автором мер. Но считаем, что такие меры, как вызов в суд должника с предупреждением его об ожидающих его последствиях в случае неисполне- ния им судебного решения, и система штрафов, налагае- мых судом, могли бы несомненно улучшить порядок ис- полнения решений, что сыграло бы значительную роль и в охране интересов авторов. В числе мер, направленных на охрану интересов авто- ра, необходимо отметить весьма важное правило закона о недопущении обращения взыскания со стороны кредиторов на авторское право. Кредиторы не могут заступить место автора и получить право распоряжаться его произведе- нием. Взыскание может быть обращено только на доходы, извлекаемые при осуществлении авторского права, и при- том в размерах, установленных при обращении взысканий на заработную плату (ст. ст. 271-а, 289 и примечание 3 к ст. 289 ГПК РСФСР). Эти нормы закона направлены на обеспечение не только имущественных, но и неимуществен- ных интересов автора, поскольку кредиторы не вправе осуществлять распоряжение произведением (например решать вопрос о выпуске его в свет, о переиздании и т. д.). В целях наилучшего обеспечения интересов авторов (**1) См. В. Г. Гранберг. Исполнение судебных решений (к про- екту Гражданско-Процессуального Кодекса СССР) (<Уч. зап. Тадж. гос. ун-та>, т. III. Тр. юр. фак., вып. 1. Сталинабад, 1953, стр. 94-95). -271- установлен ряд других мер. Закон приравнивает взыскание авторского гонорара к взысканию заработной платы, в связи с этим при взыскании авторского гонорара приме- няются льготные правила, установленные для взыскания заработной платы (п. п. <б> и <в> ст. 3 постановления ЦИК и СНК СССР от 16 мая 1928 г. <О введении в дей- ствие Основ авторского права в новой редакции>). По- шлины и расходы по производству дела с истцов по взы- сканию авторского вознаграждения не взимаются (п. <г> ст. 43 ГПК РСФСР); судебные решения по этим делам подлежат немедленному исполнению (п. <а> ст. 187 ГПК РСФСР), причем немедленное исполнение допускается даже для решений, вынесенных против государственных органов (ст. 187-б ГПК РСФСР); срок для исполнения решений устанавливается, как и для исполнения решений о взыскании заработной платы, сокращенный - от пяти до десяти дней со дня получения государственным учреж- дением или предприятием повесток (ст. 285 ГПК РСФСР). При взыскании авторского гонорара применяются и неко- торые другие льготы процессуального порядка. Но хотя взыскание авторского вознаграждения и при- равнивается в ряде случаев к взысканию заработной пла- ты, все же имеются и некоторые отличия в порядке взы- скания авторского вознаграждения и заработной платы, обусловливаемые различием этих видов вознаграждения за труд. В отличие от взыскания заработной платы к искам, вытекающим из нарушения авторского права, применяется общий срок исковой давности. Судебная коллегия по граж- данским делам Верховного суда СССР в своем определе- нии от 21 марта 1940 г. по делу № 259 по иску Г. Селимова к издательству Азербайджалского нефтяного института признала, что <по гражданским спорам между граждана- ми и государственными учреждениями общий срок давно- сти составляет три года. Суд вправе применить сокращен- ный срок давности только в том случае, если краткий дав- ностный срок прямо установлен в законе. Законодатель- ство об авторском и издательском праве не знает исключе- ний из общих давностных сроков и потому Судебная кол- легия Верховного суда Азербайджанской ССР не имела права отказывать Селимову в иске по мотивам пропуска давностного срока, поскольку спорная рукопись была сда- -272- на 23 сентября 1936 г., а иск предъявлен 2 апреля 1939 г., т. е. в пределах трех лет> (*1). В отличие от исков о взыскании заработной платы, по которым, как правило, не допускается поворот исполнения судебного решения (ст. 254-д ГПК РСФСР), судебная практика в отдельных случаях допускает обратное взыска- ние с авторов полученного ими авторского вознагражде- ния в случае отмены судебного решения в порядке надзо- ра. Киргизское отделение по охране авторских прав предъ- явило иск к Киргизскому госиздату о взыскании в пользу авторов учебника по литературе Бойджиева и Бекетенова авторского гонорара за превышение нормы тиража в сум- ме 54 720 руб. Иск был удовлетворен, и решение было приведено в исполнение. В дальнейшем по протесту Пред- седателя Верховного суда СССР решение народного суда и все постановления и судебные определения были отме- нены. Но Верховный суд Киргизской ССР отказал в удовлетворении ходатайства Киргизского госиздата о взыскании с авторов (в порядке поворота исполнения су- дебного решения) полученных ими сумм, руководствуясь при этом статьей 254-д ГПК РСФСР. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда СССР, рассмотрев протест Председателя Верховного суда СССР об отмене этого решения Верховного суда Киргизской ССР, своим определением от 28 февраля 1951 г. признала, что статья 254-д ГПК относится только к спорам по трудовым делам, регулируемым Кодексом законов о труде. <В данном слу- чае правоотношения сторон вытекают из издательского, а не трудового договора, ввиду чего применение к этим отношениям условий, предусмотренных статьей 254-д ГПК, является неправильным, так как эти указания, на- правленные к ограждению интересов трудящихся при разрешении в судебном порядке их трудовых конфликтов, распространительному толкованию не подлежат>. Судеб- ная коллегия определила решение Верховного суда Кир- гизской ССР в части, касающейся отказа Киргизскому гос- издату в повороте исполнения ранее вынесенного решения, отменить и дело передать на новое рассмотрение в тот же Верховный суд Киргизской ССР. (**1) <Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Вер- ховного суда СССР 1940 год>, М., Юриздат, 1941, стр. 288. -273- В данном случае, быть может, действительно не было законных оснований к оставлению за авторами получен- ного ими авторского вознаграждения, поскольку, как это было установлено, ответчик нарушения авторского права не допустил, издав произведение тиражом, не превышаю- щим установленной нормы. Но отсюда не следует, что статья 254-д ГПК РСФСР вообще не применима к делам, связанным с выплатой авторского вознаграждения. В связи с имевшей место волокитой с производством взысканий следуемого композиторам и драматургам воз- награждения за публичное исполнение их произведений 45-й Пленум Верховного суда СССР 20 ноября 1933 г. разъяснил верховным судам республик, что процесс взы- скания присужденных в пользу авторов и их организаций сумм должен происходить в самые короткие сроки. Судебный исполнитель обязан немедленно по получении исполнительного листа обратить взыскание на кассу зре- лищного предприятия или его текущий счет, а самое взы- скание производить с соблюдением пункта <б> статьи 3 вводного закона к <Основам авторского права> (*1) о прирав- нении взыскания авторского вознаграждения к зарплате (*2). Для наиболее серьезных случаев нарушения авторских прав закон устанавливает уголовно-правовые меры защи- ты. Статья 177 УК РСФСР предусматривает наказание исправительно-трудовыми работами до трех месяцев или штрафом до одной тысячи рублей за самовольное исполь- зование литературных, музыкальных и иных художествен- ных произведений с нарушением закона об авторском пра- ве. Эта статья имеет в виду два преступления: 1) пла- гиат-сознательное воспроизведение чужого произведе- ния под своим именем или под именем других лиц и 2) контрафакцию - умышленное использование чужого произведения вопреки воле автора (*3) Нельзя не отметить. однако, что привлечение нарушителей авторского права (**1) СЗ СССР 1928. № 27, ст. 246. (**2) См. <Сборник действующих постановлений Пленума Верхов- ного суда СССР. 1924-1951 гг.>. М., Госюриздат. 1952. стр. 151-152. (**3) См. А. А. Пионтковский и В. С. Меньшагин. Курс советского уголовного права. Особенная часть, т. 1. М" Госюриздат, 1955. стр. 793. УК РСФСР относит преступления, предусмотренные ст. 177. к числу имущественных преступлений, но эти преступления можно рассматривать и как преступления против достоинства лич- ности. -274- к уголовной ответственности встречается на практике редко. Как видно из изложенного, советское право устанавли- вает широкую систему мер охраны прав и интересов авто- ров. Существуют специальные общественные организации, ставящие своей задачей охрану авторских прав. При Сою- зе писателей СССР организовано Всесоюзное управ- ление по охране авторских прав, имеющее своих упол- номоченных во всех республиках и областях (краях) (*1). Всесоюзное управление по охране авторских прав и его органы на местах осуществляют надзор за своевремен- ностью и правильностью начислений авторского вознагра- ждения, которое подлежит выплате издательскими и теат- рально-зрелищными предприятиями за издание произве- дений художественной литературы и за публичное испол- нение драматических и музыкальных произведений, а так- же установленных отчислений в Литературный и Музы- кальный фонды СССР. Всесоюзное управление по охране авторских прав оказывает авторам по их просьбе юриди- ческую помощь при заключении ими авторских договоров, осуществляет представительство по судебным... делам, содействует разрешению конфликтов между соавторами по вопросам раздела авторского гонорара, организует экспертизы для определения степени творческого участия в создании произведения и др. Таким образом, Всесоюзное управление по охране авторских прав чрезвычайно облег- чает авторам - писателям и композиторам - реализацию их правомочий на получение вознаграждения за использо- вание произведений и вместе с тем оказывает им эффек- тивную помощь в случае каких-либо конфликтов и судеб- ных споров. Имеется также Управление охраны авторских прав Союза советских художников. (**1) Всесоюзное управление по охране авторских прав по соглаше- нию с Союзом композиторов осуществляет также охрану интересов композиторов. -275-
<< |
Источник: В. И. СЕРЕБРОВСКИЙ. ВОПРОСЫ СОВЕТСКОГО АВТОРСКОГО ПРАВА. 1956

Еще по теме Глава VI ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА ПРАВ И ИНТЕРЕСОВ АВТОРОВ:

  1. 14.2. Правовая охрана прав и законных интересов человека, общества и государства от воздействия вредной информации
  2. Глава 10 ПРАВОВАЯ ОХРАНА И ЗАЩИТА ПРАВ В СФЕРЕ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ
  3. Глава V ЗАМЕНА СУДЕБНОЙ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ ОБЩЕСТВЕННОЙ ФОРМОЙ ИХ ЗАЩИТЫ
  4. Глава 2. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ СПОСОБЫ ЗАЩИТЫ ВЕЩНЫХ ПРАВ
  5. Глава 2. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ И ОБЯЗАННОСТЕЙ, ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ И ЗАЩИТА ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ
  6. СУДЕБНОЙ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ И ОХРАНЯЕМЫХ ЗАКОНОМ ИНТЕРЕСОВ
  7. 1. Понятие защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов
  8. § 3. Международно-правовая охрана авторских и смежных прав
  9. Статья 1267. Охрана авторства, имени автора и неприкосновенности произведения после смерти автора
  10. 2. Судебная защита как одна из юрисдикционных форм защиты гражданских прав и законных интересов
  11. Глава XVI. Гражданское общество, государство и прав
  12. Глава 6. Международно-правовая охрана окружающей среды
  13. Глава 4. Принципы судебной защиты прав и интересов граждан
  14. ОХРАНА ИНТЕРЕСОВ ПО ДОВЕРИТЕЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ
  15. § 8. Защита прав авторов и патентообладателей Статья 1406. Споры, связанные с защитой патентных прав
- Право интеллектуальной собственности - Авторсое право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Защита прав потребителей - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - Коммерческое право - Конституционное право России - Криминалистика - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право Европейского Союза - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Правоприменительная практика - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Теория права - Трудовое право‎ - Уголовное право России - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право‎ - Экономические преступления - Юридическая этика - Юридические лица -